Человек который продает наркотики

Человек который продает наркотики

Монолог бывшего сотрудника ФСКН о проигранной войне с наркотиками

Подводя итоги уходящего года, «Лента.ру» составила список лучших публикаций 2016-го года. Этот текст — один из них. В начале апреля в России была упразднена Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН). Ее функции и полномочия переданы МВД. Бывший работник ведомства рассказал «Ленте.ру» о том, как ФСКН проиграла борьбу с наркотиками и почему теперь все запрещенные вещества покупают и продают в «темном» интернете.

Сейчас вокруг ФСКН много споров, но скажу прямо — нам постоянно напоминали о тех громких случаях в новостях, когда наших сотрудников «нанюханными» задерживали. Считали, что раз мы с наркотиками работаем, то и сами балуемся.

Не отрицаю, может, такое и было. Но были и те, кто боролся с наркотиками и предотвратил сотни смертей. Мы вот работали по Москве и области. Как в фильме «Тренировочный день» было? «Коп должен знать и понимать наркотики». Вот это про нас.

Взять тех же полицейских, которые сегодня говорят, что могут и сами с наркотиками бороться, а мы их функции дублировали. Мы им при случае объясняли, что они там у себя на улице с шелупонью борются, а мы реальное дело делаем. Много кто так говорил, но объясню на конкретном примере.

Взяли, например, студентов с 10 граммами марихуаны. Тот, у кого ее нашли, наверняка получит срок, вполне возможно, и его друзья тоже. Но смысла-то в этом нет, у нас куча народу в стране с судимостью по статье 228. А поток наркотиков не ослабевает.

Никто и не поинтересуется, откуда ребята вообще эту траву взяли. А мы поинтересуемся. Потом поинтересуемся и у их продавца. В итоге выйдем на оптовиков, они-то и есть наша цель. Перекрыть крупный канал, а не отправить за решетку пару подростков, гордо отрапортовав об этом наверх.

Вот был недавно случай, мне рассказывали. Парня взяли на улице с полкило гашиша в рюкзаке. И что вы думаете? Получил 7 лет, убедив следствие в том, что он законченный наркоман и все это приобрел для личного потребления. А у кого, никто и не спрашивал.

К сожалению, далеко не все в ФСКН, что называется, следили за трендами. Наверное, потому что привыкли мониторить не сам рынок, а основные каналы поставок. Сейчас я понимаю, что это была роковая ошибка руководства. Поэтому мы и прошляпили уход всей наркоторговли в интернет. В Москве это, конечно, более ярко выражено, но и в регионах потихоньку сеть осваивают.

Первый звоночек прозвучал где-то в середине 2014 года — от наших информаторов. История с ними, не буду скрывать, не самая приятная. Эти ребята были активными участниками процесса, сами торговали. Мы их не трогали, а они в благодарность нам нередко что-нибудь важное рассказывали. У всех моих коллег была своя агентурная сеть, и у всех были разные отношения с агентами. Какие — судить не берусь.

Так вот, они в один голос заговорили, что на рынке появилось много импортного товара, и их просто вытесняют. Для понимания сразу скажу, что у большинства продавцов своя специализация, у кого чего больше берут. У кого-то шишки, план (марихуана — здесь и далее прим. «Ленты.ру») и «гарсон» (гашиш), у других — таблы (таблетки экстази), «димыч» (кристаллы MDMA), «фен» (амфетамин в порошке), «винт» (первитин). Ну и «первый» конечно, то есть кокаин. А вот со «вторым» (героином) в Москве далеко не все хотят работать — поставщики уж больно серьезные, этнические группировки в основном. Да и сроки в случае поимки немалые.

И тут у всех страшные убытки, у них просто переставали покупать. Тогда-то мы и обратили внимание на Tor. Да, мы о нем и до этого знали, но там всегда все было дорого, да еще и кучу всяких танцев с бубном надо было совершить. Регистрацию пройти, биткоины купить. Мы думали, что это для ограниченного числа людей, технологически продвинутых. Но уже через два года оказалось, что туда ушла практически вся наркоторговля в крупных городах. С рук сегодня почти никто уже не берет.

Почему же магазинам в Tor удалось так быстро завоевать популярность? Дело в том, что большинство площадок заботятся о клиентах. На первый взгляд, система сложная: нужно заплатить биткоинами, съездить по адресу и забрать.

Еще одна особенность Tor — репертуар и специализация. Кто-то предлагает сразу все популярные у клиентов вещества, а кто-то концентрируется на более-менее уникальных продуктах по высокой цене. Но выбор в любом случае поражает воображение — купить можно абсолютно все, и через час это уже будет у вас в кармане. Мало кто вообще представляет себе масштаб торговли в даркнете, и мы не особо пытались подсчитать примерный объем, ведь о количестве покупателей ничего не известно.

Но можно с уверенностью сказать одно: Tor стал популярным способом купить наркотики, и перекрыть этот рынок нет абсолютно никакой возможности. Все упирается в анонимность. Работающий на улицах «закладчик», размещающий товар по адресам, лично не знает продавца, который предварительно договорился с ним по сети, перевел деньги и оставил в условленном месте уже развешенные и расфасованные вещества. А продавец, в свою очередь, лично не знаком с поставщиком.

Именно в этом основная проблема — никто не в состоянии перекрыть каналы поставок. Причем маршруты не изменились, оптовые партии по-прежнему идут в Россию из Европы, Таиланда, Китая или Средней Азии. Но теперь их тоже заказывают через Tor, просто делают это на заграничных ресурсах. Часто продавец и покупатель находят там контакты друг друга и связываются посредством шифрованных сервисов или используют в переписке кодовые слова.

Партии отправляются по почте, а забирать их приходят так называемые «дропы» — обычно это подростки, которым платят (и немало) за получение посылок. Как вы понимаете, свои услуги они тоже предлагают в Tor. Обычно магазины работают с одними и теми же «дропами». Иногда отправитель оплачивает доставку курьером на подставной адрес или посылку забирают из автоматизированных пунктов выдачи, так называемых почтоматов.

Были и выдающиеся случаи. В конце 2014 года на московском рынке неожиданно возник довольно редкий в России сорт сативы (один из видов марихуаны). Мы быстро установили, что его распространял через Tor россиянин, проживавший в Таиланде. Он продавал товар только крупными партиями и специально выставлял цены существенно ниже рыночных. В итоге другие продавцы начали заказывать марихуану у него и реализовывать ее на той же интернет-площадке, но меньшими объемами.

Судя по отзывам, продавец умело маскировал все под чай и сувениры из Таиланда, а особенно любил набивать марихуаной статуэтки деревянных слонов. Порой все было запрятано настолько искусно, что покупатели часами искали, где же товар. В итоге несколько его посылок застряли в аэропорту Бангкока, и продавца задержала местная полиция. Оказалось, что этим занималась группа из нескольких россиян, за полгода заработавших на своем бизнесе около 250 миллионов рублей.

Некоторые продавцы используют Tor как канал сбыта, а производство организовали прямо у себя дома. Продавец раз в месяц прячет товар в условленном месте, а покупатель его забирает.

Так делают владельцы амфетаминовых лабораторий, которых в Подмосковье просто нереальное количество. А однажды мы задержали пенсионера, выращивавшего у себя в загородном доме высококачественную марихуану. Продвинутый дедуля попался — скачал в интернете англоязычные инструкции по «гровингу» (процессу выращивания), заказал по сети оборудование, сам все собрал, наладил и запустил производство.

Читайте также:  Можно ли оспорить сделку купли продажи квартиры

Раскрыли его случайно — соседи пожаловались в местную энергокомпанию, что он расходует много электричества, а один из них как ни в чем не бывало отметил, что пенсионер «траву растит». В итоге информация до нас дошла. Так-то об этом весь поселок знал, но в органы никто не обращался. А мы у него шесть килограммов готового товара изъяли.

И все же мне кажется, что основная проблема вовсе не в Tor и прочих технологиях, а в психологии людей. Во-первых, у нас не доверяют органам. Даже если соседи знают, что их знакомый употребляет и продает наркотики, они далеко не всегда обращаются в полицию. Ведь сдать человека — это «западло». Поэтому большинство жалоб у нас было на гостей столицы, их своими никто не считает.

А те, кто помоложе, в принципе не видят ничего плохого в употреблении наркотиков. Считают, что это нормально. И да, я говорю о подростках. Точно не знаю, с чем это связано. Может, влияние западной культуры. А возможно и российской: вы только послушайте, что наши рэперы вещают. И молодежь это слушает.

Мы часто задерживали ребят из приличных семей, которые не только активно употребляли наркотики, но и зарабатывали на их продаже. И они не могли внятно объяснить свою мотивацию. Это сейчас модно, подростки так самовыражаются. Почитание криминала, тюремных «понятий», многие ножи с собой носят и торгуют наркотой. А их родители им образование оплачивают и на работу устраивают.

Но молодежь — не основная клиентура магазинов в Tor. Там приобретают наркотики достаточно состоятельные люди, с престижной работой, отлично устроившиеся в жизни. Внешне они ничем не выделяются, распознать в них наркоманов невозможно. Да и само понятие «наркоман» к ним не особо применимо, ведь они зачастую не страдают физической зависимостью.

Да, основные наркопотребители давно уже не те агрессивные торчки из 90-х, а люди без зависимости. Именно они готовы переплачивать в Tor за качество и не хотят лишний раз встречаться с продавцами с глазу на глаз. И в больших городах их с каждым годом все больше.

Говорят, что бороться с этим бесполезно. Мне судить трудно. Я много лет отдал борьбе с наркотиками и не верю, что это нельзя искоренить. Но и не считаю, что человека нужно сажать за единичные случаи употребления. Должен быть механизм общественного контроля, какие-то более мягкие меры.

В последние годы многие говорят про частичную легализацию легких наркотиков. Скажу честно, я эту идею не поддерживаю. Но и более эффективного способа контролировать распространение на ум как-то не приходит. Может, действительно стоит поэкспериментировать с такими мерами. Иначе все попытки бороться с наркотиками и дальше будут, что называется, «как из пушки по воробьям».

Новое исследование на рынках теневых интернет-сайтов для незаконных товарооборотов наркотиков, выявило некоторые способы использования правоохранительными органами ловушек для онлайн-торговцев наркотиками.

Исследование, которое было опубликовано в RAND Europe, было создано с помощью сотрудников правоохранительных органов со всего мира. Он проливает свет на некоторые из методов, которые они используют, чтобы поймать людей, которые покупают или продают наркотики в Интернете.

Рассмотри эти методы:

Физическое наблюдение

Иногда, ничто не сравнится с доброй, старомодной полицейской работой. Как только полиция заподозрит кого-нибудь в продаже наркотиков, мониторинг их передвижений в реальном мире может показать, что они делают в Интернете. «Физическое наблюдение и тайные операции, эксплуатация слабых звеньев в цепочке, где встречаются цифровые и автономные миры», — говорится в исследовании. Один сотрудник правоохранительных органов даже ссылается на физическое наблюдение, как на «ахиллесову пяту» продавцов ».

Когда полиция арестовала основателя анонимной торговой интернет-площадки Silk Road, Росса Ульбрихта, который был приговорен к пожизненному заключению 29 мая 2015 года. В 2013 году, они смогли привязать его настоящую личность к его онлайн-карьере, чтобы посмотреть, где он побывал в реальном мире. Он покинул свою квартиру и пошел в близлежащие кафе или библиотеки, чтобы использовать общественные сети Wi-Fi, и это совпало с администратором The Silk Road, выходящим в Интернете.

Получение данных с других сайтов

Наркодилеры не просто используют глубокую сеть для надежного сбыта своего продукта — они также выходят через общественный интернет, чтобы сообщать о своей торговле. Это делает их гораздо более уязвимыми. Теневые веб-сайты вряд ли передадут данные пользователей в полицию, для этого обычно требуются обычные сайты.

Один из ярких примеров правоохранительных органов с использованием общедоступных интернет-сообщений для получения информации о наркодилерах произошел в 2015 году, когда Иммиграция и таможенная служба Балтиморского департамента внутренней безопасности (DHS) направила юридический запрос Reddit для получения информации о пяти пользователях, которые проявляли активность на r / darknetmarkets форуме. Пять пользователей обсуждали незаконные продажи наркотиков, полиция удалось получить их IP-адреса (которые помогли выявить их физическое местоположение) и другую информацию от Reddit.

Даже самые «громкие» имена в глубокой паутине могут быть рассекречены. Еще одной причиной, при помощи которой смогли поймать Ульбрихта, стало открытие его старых сообщений на форуме «Silk Road», которые были зарегистрированы с использованием адреса электронной почты rossulbricht@gmail.com.

Перехват посылок

Исследование показывает, что правоохранительные органы работают с агентами посылок и почтовыми отделениями для изучения подозрительных пакетов.

Реальная передача наркотиков является уязвимой частью транзакции, поскольку она предполагает доверие почтовой службе, чтобы не выявлять незаконные вещества, отправляемые по почте.

Один из сотрудников правоохранительных органов, опрошенных в рамках исследования RAND, говорит, что полиция может получать номера отслеживания от компаний посылок и следить за посылками, в конечном итоге приводя их к получателю. Именно тогда они могут настроить то, что называется «контролируемой доставкой» (CD), где полиция контролирует доставку, дожидаясь, пока она находится в руках покупателя, а затем арестовать их.

Это работает на так, чтобы поймать покупателя, но как насчет продавца? В конце концов, их намного больше. В исследовании говорится, что некоторые продавцы, как известно, включают обратные адреса в своих пакетах, поэтому, когда у полиции есть наркотики, им просто нужно найти обратный адрес.

Однако нелегко узнать, какие пакеты перехватывать. «Поставщики используют высокотехнологичные методы сокрытия при транспортировке лекарств», — говорит RAND. Одной из распространенных методик маскировки пакетов с таблетками является вакуумная герметизация их, чтобы предотвратить появление запаха, а затем помещать их внутрь корпуса DVD, чтобы обмануть рентгеновские аппараты.

Большие данные и машинное обучение

Если полиция захочет узнать о лицах торгующих наркотиками в теневом интернете, тогда им понадобится много данных. Было высказано предположение, что они могут собирать IP-адреса и онлайн-сообщения, чтобы исследовать их с помощью машинного обучения, типа искусственного интеллекта, который постепенно учит себя, что делать. Это было бы дорогостоящим способом мониторинга рынка наркотиков, и исследование RAND отмечает, что оно не знает никого, кто действительно это делает.

Следуйте за деньгами

Наркотические вещества на просторах интернета людям приходится покупать с помощью биткойнов.

Трудно отследить, кто на самом деле владеет биткойном, когда они перемещаются по интернету. Однако есть слабый момент — когда биткоины превращаются обратно в наличные деньги.

Полиция может требовать документацию клиентов от биткойных бирж, сайтов, используемых для покупки криптовалюты.

Сотрудники правоохранительных органов, опрошенные в рамках focus group для исследования RAND, также заявили, что полиция сотрудничает с банками в выявлении денег, которые могут быть использованы для покупки наркотиков.

Данная статья не подлежит комментированию, поскольку её автор ещё не является полноправным участником сообщества. Вы сможете связаться с автором только после того, как он получит приглашение от кого-либо из участников сообщества. До этого момента его username будет скрыт псевдонимом.

Читайте также:  Арест начальника налоговой инспекции

Наркоторговля — противозаконная торговля запрещёнными наркотическими средствами. Представляет собой многомиллиардный криминальный наркобизнес. Доходы от этого незаконного бизнеса никогда и нигде не способствовали экономическому росту и развитию государств или их отдельных регионов. Напротив, контроль наркоструктур над огромными финансовыми и материальными средствами представляет серьёзную опасность для любой, и прежде всего слабой, экономики. Бедность юга Италии, а также Колумбии, Перу и других латиноамериканских стран, где наркомафия удерживает в своих руках многие, в том числе ключевые отрасли экономики, свидетельствует о том, что вместо стимулирования национальной экономики организованная наркопреступность сохраняет её отсталость [1] .

По оценке «Интерпола» (за период с 20 июля 1988 года по 27 ноября 1989 года) ежегодный оборот торговли «тяжёлыми» наркотиками составил от 300 до 500 миллиардов долларов США [2] .

Содержание

К основным регионам по производству наркотиков традиционно относят [3] :

  • Золотой полумесяц (Golden Crescent) — Афганистан, Иран, Пакистан. Здесь производится большое количество опия-сырца (см. также опиум), героина и каннабиса.
  • Золотой треугольник (Golden Triangle) — Мьянма, Лаос, Таиланд. В этом регионе также производится большое количество опия-сырца (см. также опиум) и героина.
  • Южная Америка (South America) — Колумбия, Перу, Венесуэла, Боливия. Преобладает выращивание коки, из которой производится кокаин, и производство крэк-кокаина.
  • Нидерланды (Netherlands) — производство марихуаны и синтетических наркотиков.
  • Марокко — производство гашиша.
  • Китайская Народная Республика[4] — производство синтетических наркотиков и сильнодействующих веществ (прекурсоров, используемых для производства наркотических средств).

Самым крупным за последние десятилетия мировым производителем опия-сырца и героина является Афганистан.

Согласно данным ООН, с момента ввода в Афганистан в 2001 году военных контингентов США и НАТО и начала военной операции «Несокрушимая свобода» и до начала 2010 года урожаи опиумного мака в Афганистане выросли почти в 40 раз. Сегодня одна эта страна производит в два раза больше опиатов, чем ещё 10 лет назад производил весь мир [5] .

29 июня 2011 года британское издание «Independent on Sunday» подтвердило, что Афганистан является самым крупным производителем героина и каннабиса в мире, и военные действия США в этой стране мало что изменили. На долю Афганистана по-прежнему приходится 74 % мирового производства опия-сырца. Как сказал исполнительный директор Управления ООН по наркотикам и преступности Юрий Федотов, «наши предварительные данные свидетельствуют о том, что в 2011 году производство афганского опиума, вероятно, достигнет самого высокого уровня» [6] .

Лидером же по производству кокаина в мире остаётся Колумбия. Об этом заявил помощник госсекретаря США по борьбе с международной торговлей наркотиками и правоохранительным вопросам Дэвид Джонсон, представляя журналистам ежегодный доклад госдепартамента о стратегии в области контроля за оборотом наркотиков. «Колумбия пока остаётся самым крупным производителем кокаина, хотя масштабы продолжают заметно снижаться», — сказал он. Как указывается в докладе, возможности правительства Колумбии в борьбе с незаконным оборотом наркотиков значительно расширились, не в последнюю очередь благодаря поддержке со стороны США. Основная часть колумбийского кокаина попадает на американский рынок, хотя специалисты обращают внимание на «увеличение процента» наркотиков, которые переправляются в Бразилию и в Европу. Ежегодно из Латинской Америки в США поступает свыше 500 тонн кокаина. Большая его часть — более 90 % — доставляется транзитом через Мексику, которая в свою очередь является одним из крупнейших поставщиков героина, метамфетамина и марихуаны, предназначенных для американского рынка [7] .

Важнейшую роль в мировом наркобизнесе играют пути оптовой поставки наркотиков от мест их производства к потребителю, так называемый наркотрафик.

Трафик наркотических средств или наркотрафик — это канал контрабандной транспортировки наркотических средств; совокупность маршрута их перемещения, используемых для этого транспортных средств, способов сокрытия запрещённых наркотиков, в том числе при пересечении государственных и таможенных границ, а также лиц, принимающих непосредственное участие в незаконной транспортировке наркотиков и причастных к обеспечению её безопасности, а также к их распространению [8] .

Незаконный оборот наркотиков оказывает пагубное влияние на транзитные государства, вызывая политическую и экономическую нестабильность, способствуя росту коррупции, а также увеличению числа заболеваний, связанных с немедицинским употреблением наркотиков и пр.

«Мировой наркотрафик оценивается в сумму 800 миллиардов долларов ежегодно, что приравнивает его к рынку оборота нефти. Банковская система является одним из основных бенефициаров наркоденег: только 0,5 % средств, полученных от реализации наркотиков, конфискуются. Поэтому одна из задач наркополицейских и финансовых разведок государств состоит в том, чтобы затруднить ввод таких денег в банки», — сообщил Виктор Иванов, директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков [9] .

В настоящее время в мире существует два наиболее крупных, или как их принято называть, планетарных центра наркопроизводства — в Афганистане и Южной Америке, и два порождённых ими наркотрафика — афганский героиновый и латиноамериканский кокаиновый, которые фактически определяют общую наркоситуацию в мире.

Так, в России доля наркотиков зарубежного происхождения превышает половину от общего незаконного оборота, а героин и кокаин практически полностью поступают из-за рубежа. Оба этих наркотрафика представляют собой саморегулирующиеся системы, изменяющие свои маршруты под влиянием различных внешних факторов. В качестве одного из таких факторов выступает степень жёсткости антинаркотической политики потенциальных государств-транзитёров, которая оказывает существенное влияние на формирование путей афганского и латиноамериканского наркотрафиков [4] .

Условно схему современного наркотрафика можно представить в виде следующей цепочки:

производители наркотиков оптовые поставщики наркотиков транспортировщики наркотиков (наркокурьеры) оптовые получатели наркотиков (наркодилеры) розничные наркоторговцы.

Для организации наркотрафика используются всевозможные виды транспортировок, включая самолёты, морской транспорт и даже подводные лодки, а также тела живых и мёртвых людей и животных.

В последнее время всё большее распространение получает торговля наркотиками через Интернет путем так называемых «закладок».

Сегодня в мире активно функционируют два глобальных вида наркотрафика — афганский героиновый и латиноамериканский кокаиновый.

Существует несколько маршрутов транспортировки афганского героина [8] :

Если преимуществами «балканского маршрута» являются более короткое на пути в страны ЕС расстояние и меньшее число государственных границ, которые надо пересекать во время трафика, то «шёлковый путь» привлекает внимание наркобизнеса прозрачностью границ между странами СНГ.

Основными маршрутами контрабандного наркотрафика латиноамериканского кокаина являются:

«Северный маршрут» Править

«Северным маршрутом» принято называть экспорт афганских опиатов в Россию и Европу через территорию Средней Азии. Он начал формироваться в начале 1990-х годов, сразу после распада СССР. Прежде, в 1970-х годах, лидером производства опиатов были страны Золотого Треугольника, где производилось до 67 % производимого в мире опиума [10] . До Афганской войны производство опиума в Афганистане и Пакистане было ориентировано исключительно на региональные рынки, а производство героина отсутствовало вовсе. В Афганистане после свержения власти Талибана странами НАТО, урожаи опиумного мака выросли почти в 40 раз [5] . По словам Сергея Иванова, транснациональные наркокартели превратили Афганистан в наркоферму, являющуюся абсолютным мировым монополистом, производящим 94 % всех опиатов в мире [11] . Урожай гашиша за 2010 год составил 3 тыс. тонн [12] . Практически весь опиум идёт на экспорт [13] . Значительная часть афганских политиков замешана в наркоторговле [14] .

Россия ежегодно потребляет около 70 тонн афганского героина [15] , что составляет около 20 % мирового потребления этого наркотика [16] . По данным доклада «Наркомания, преступность и повстанческое движение: угроза транзита опиума из Афганистана» Управления ООН по наркотикам и предупреждению преступности: «Российская Федерация, будучи самым большим национальным героиновым рынком, потребляет более 20 % героиновой продукции из Афганистана» (Россия потребляет героина в два раза больше чем Китай и в три с половиной раза больше, чем Северная Америка). Львиная доля наркотиков (50 тонн в год) попадает в Россию из соседнего Казахстана [17] . Ключевым звеном транзита героина из Афганистана в Россию является Таджикистан [18] [19] , а также Кыргызстан. Развитость коррупции в России делает этот маршрут весьма выгодным.

Читайте также:  Можно ли отследить обычное письмо

Немалую роль в транзите афганских наркотиков играют этнические группировки, в том числе узбекская наркомафия. Есть подозрения, что в наркотрафике афганских наркотиков участвуют американские, английские и российские военные [20] . Например, в 2011 году в Санкт-Петербурге был задержан лейтенант МВД, который распространял гашиш среди курсантов СПбГУ МВД [21] . Ранее в Свердловской области в 2000 году был задержан наркоторговец в чине полковника [22] .

«Кокаиновый маршрут» Править

Отцом-основателем «кокаинового маршрута» является глава Медельинского картеля Пабло Эскобар. В 1993 году он был убит, но и по сей день Колумбия остаётся крупнейшим мировым производителем кокаина [7] , на втором и третьем месте идут Перу и Боливия. Для сравнения, в 2008 году Колумбия произвела 430 тонн кокаина, Перу — 302 тонны, а Боливия — 113 тонн [23] . В Колумбии в производстве и экспорте кокаина обвинялись местные повстанцы-марксисты из ФАРК [24] . Большая часть кокаина идёт в США, но немалая часть (около 40 %) попадает и в Европу. Первоначально кокаин в Европу попадал через страны Карибского моря в порты Испании, но с усилением европейской интеграции наркотрафик стал проходить через Западную Африку (Гамбия [25] , Либерия [26] , Гвинея-Бисау). Через Африку проходит четвёртая часть экспортируемого в Европу кокаина, что составляет около 50 тонн в год [27] .

До 90 % кокаина попадает в США из Мексики, которая является ключевым звеном кокаинового транзита. В Мексику кокаин попадает из Колумбии морским путём (на рыболовецких судах и самодельных подводных лодках) через Тихий океан [28] . Ежегодный бюджет мексиканского наркотрафика составляет 40 млрд. $ США. Известны следующие мексиканские наркокартели: картель Синалоа (исп. Sinaloa ), тихуанский картель (исп. Cártel de Tijuana ), Лос-Сетас (Los Zetas), картель Гольфо (Cártel del Golfo), картель Хуареса (Juárez Cartel), картель «тамплиеров» и многие другие [29] . Другим ключевым звеном кокаинового транзита является Венесуэла, откуда наркотики попадают как в США [30] , так и в Европу [31] .

  • Во многих странах предусмотрены меры уголовного преследования за распространение наркотиков. В Уругвае, Нидерландах, некоторых штатах Индии и США распространение таких наркотиков как марихуана легально; в Северной Корее, где оборот «лёгких наркотиков» никак не регулируется [источник не указан 688 дней] . В некоторых мусульманских странах алкоголь запрещён, и его продажа также приравнивается к торговле наркотиками.
  • За торговлю «тяжёлыми наркотиками» уголовная ответственность предусмотрена во всех странах. Смертной казнью карается любая наркоторговля в Саудовской Аравии, Индонезии, Малайзии, ОАЭ, Таиланде, Сингапуре и на Филиппинах [источник не указан 688 дней] .
  • В России, по статье 228.1 УК РФ, максимальный срок за наркоторговлю составляет вплоть до пожизненного заключения, если торговля осуществлялась в особо крупном размере [32] .
  • В 2013 году Международный центр исследований в области наркополитики (ICSDP) опубликовал в британском журнале «British Medical Journal Open» доклад, обобщающий данные, полученные семью международными системами контроля за применением лекарственных средств за предыдущие десять лет наблюдений и утверждающий, что глобальная война с наркоторговлей фактически проиграна. Авторы доклада утверждают, что потребление наркотиков необходимо рассматривать как проблему, лежащую в сфере здравоохранения, а не уголовного права и что национальным правительствам, усилия которых до того времени были направлены на ликвидацию поставок наркотических средств потребителям на низовом уровне, необходимо переключиться на исследования иных подходов в решении проблемы наркомании, например, декриминализацию и ограниченную легализацию «тяжёлых наркотиков». Один из соавторов доклада и научный руководитель центра доктор Эван Вуд заявил: «Мы должны понять, что попытки сократить поставки наркотиков потребителям обречены на неудачу; нам нужно также усилить меры по лечению от наркозависимости» [33] .
  • В некоторых странах, помимо уголовной ответственности за торговлю наркотиками, существует также ответственность и за их хранение, ношение, пересылку и даже употребление.
  • EMCDDA (Европейский мониторинговый Центр по наркомании и наркотикам) планирует задействовать хакеров для борьбы с торговлей наркотиками в Интернете. Соответствующий пункт уже включен в работы организации до 2025 г. [34] .
  • В Беларуси существует уголовная и административная ответственность за торговлю, хранение, ношение, пересылку и употребление наркотических средств [35] . С 1 января 2015 года максимальное уголовное наказание в сфере наркоторговли и наркопотребления предусмотрено до 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества [36] .

Конвенция ООН от 1988 «Против незаконного распространения наркотиков и психотропных средств» [37] , провозглашала необходимость уголовного преследования как производства, так и потребления наркотических веществ (стр. 3 и стр. 12 Конвенции) [38] :

В соответствии с собственными конституционными принципами и основными положениями правовых систем, все Стороны должны принять необходимые меры для уголовного преследования […] обладания, приобретения или выращивания наркотиков и психотропных средств для личного потребления.

Subject to its constitutional principles and the basic concepts of its legal system, each Party shall adopt such measures as may be necessary to establish as a criminal offence under its domestic law, when committed intentionally, the possession, purchase or cultivation of narcotic drugs or psychotropic substances for personal consumption.

В июле 2014 года Всемирная организация здравоохранения опубликовала доклад, посвященный борьбе со СПИДом [39] [38] . В разделе отчета, озаглавленном «Рекомендуемый опыт по декриминализации» (стр. 91) говорится [39] :

  • Страны должны прилагать усилия к развитию законодательства, направленного на декриминализацию инъекций и другого употребления наркотиков, снижая, таким образом, количество случаев лишения свободы.
  • Страны должны прилагать усилия к развитию законодательства, направленного на декриминализацию использования стерильных шприцев и игл (включая программы по расширению доступа к шприцам и иглам), а также на легализацию замещающей терапии для лиц с опиатной зависимостью.
  • Страны должны запрещать принудительное лечение для лиц, использующих наркотики, в том числе инъекционные.

– Countries should work toward developing policies and laws that decriminalize injection and other use of drugs and, thereby, reduce incarceration.

– Countries should work toward developing policies and laws that decriminalize the use of clean needles and syringes (and that permit NSPs [needle and syringe programmes]) and that legalize OST [opioid substitution therapy] for people who are opioid-dependent.

– Countries should ban compulsory treatment for people who use and/or inject drugs.

По мнению британского еженедельника The Economist, в докладе содержится «негромкий, но ясный» призыв к декриминализации наркотиков [38] .

Однако, в конце 2009 года заместитель Генерального секретаря ООН, исполнительный директор управления ООН по наркотикам и преступности Антонио Мариа Коста сообщил газете «The Observer», что многомиллиардные суммы долларов, полученные от наркоторговли, помогли удержать финансовую систему на плаву в разгар мирового финансового кризиса: «Это был момент (в конце 2008 года), когда система была в основном парализована из-за нежелания банков давать деньги в долг друг другу», «во многих случаях деньги от наркоторговли были единственным ликвидным инвестиционным капиталом. Во втором полугодии 2008 года ликвидность была основной проблемой банковской системы, а потому ликвидный капитал стал важным фактором». По его словам, в результате экономическая система поглотила значительную часть средств, полученных преступным миром от торговли наркотиками и насчитывающих 352 миллиарда долларов США [40] [41] .

Немецкий политолог Йохен Хипплер отмечает, что структурно для мировой нелегальной торговли наркотиками при выступающих основными производителями странах «третьего мира», подавляющая часть доходов остаётся в являющихся основными потребителями (в финансовом выражении) развитых странах [2] .

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector