Что будет судье за неправомерно вынесенное решение

Что будет судье за неправомерно вынесенное решение

18 октября 2011 года Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ и Закона "О статусе судей в Российской Федерации", позволяющие возбуждать уголовное дело по обвинению судьи в вынесении заведомо неправосудного решения, если это решение не отменено. Речь идет о взаимосвязанных положениях ст. 144, 145 и 448 УПК РФ и п. 8 ст. 16 Закона "О статусе судей в Российской Федерации".

"Процедуры, связанные с привлечением судьи к уголовной ответственности за вынесение заведомо неправосудного акта, когда сам этот акт не отменен, отрицают окончательность и обязательность судебного решения, вынесенного от имени государства", – рассмотрев дело, разъяснил КС РФ. А проведение следственных мероприятий в отношении судьи по ст. 305 (Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта) УК РФ на основании несудебного процессуального решения является вмешательством в правосудие со стороны органов исполнительной власти и нарушает конституционный принцип самостоятельности судебной власти. Таким образом, оспоренные законоположения не соответствуют ст. 10, 118 и 120 Конституции РФ.

Поэтому привлечение судьи к ответственности за вынесение им заведомо неправосудного решения возможно лишь после того, как это решение будет признано незаконным или необоснованным. При этом возможность расследования в отношении судьи по признакам иного преступления, сопутствовавшего вынесению заведомо неправосудного акта (в частности, мошенничества, злоупотребления должностными полномочиями, получения взятки) под сомнение не ставится.

В.В.Кузнецов,
Председатель Высшей квалификационной коллегии судей
Российской Федерации.

Сначала несколько цифр. В 2005 году Генеральный прокурор РФ 26 раз вносил представления в различные суды страны, в которых просил суд дать заключение о наличии в действиях судей признаков преступления. Только в двух случаях суды не усмотрели таких признаков. В 17 случаях в этих представлениях ставился вопрос о наличии в действиях судей признаков преступления по статье 305 УК Российской Федерации – вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.
В квалификационные коллегии судей Генеральный прокурор РФ 18 раз обращался с представлениями о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судей и не получил согласия только в одном случае. Та же 305-ая статья «присутствовала» в 13 из этих представлений.
В законе есть четкое определение действиям судей, подпадающим под квалификацию по этой статье – преступления против правосудия. В зависимости от содержания незаконного судебного акта и его последствий для граждан и общества такие преступления относятся к преступлениям средней тяжести или тяжким и влекут наказание до 10 лет лишения свободы.
Далеко не всякое неправильное судебное решение является заведомо неправосудным. От ошибок никто не застрахован, в том числе и судья. И за свои ошибки судьи тоже могут понести ответственность и по закону и по Кодексу судейской этики.
Но сейчас мы говорим только о тех и таких незаконных судебных актах, которые выносятся судьей осознанно, с прямым умыслом на совершение преступления, с ясным пониманием смысла своих действий и их последствий. Заведомость, по В. И. Далю, это осведомленность, несомненность, достоверность, неоспоримость. Эта осведомленность судьи о несомненной неправильности, незаконности своих действий превращает внешне ошибочные действия в преступление.
Очень важен анализ мотивов профессиональных деяний судьи. И здесь возникает их палитра от некомпетентности и ложно понятых интересов службы до пренебрежения должностными обязанностями.
К примеру, Сахалинский областной суд признал виновным исполняющего обязанности председателя Александровск-Сахалинского городского суда Сафина Р.Р. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.305 УК Российской Федерации – вынесение заведомо неправосудного приговора, связанного с лишением свободы. Естественно, этому предшествовало согласие квалификационной коллегии судей области на возбуждение уголовного дела в отношении судьи и решение коллегии о досрочном прекращении его полномочий.
Что же побудило опытного судью совершить преступление? Стремление избавиться от уголовного дела по обвинению группы лиц в вымогательстве имущества, рассмотрение которого он же и заволокитил. Поэтому он провел очередное заседание суда с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона по упрощенной схеме, на что не имел ни малейшего права. О его прямом умысле нарушить закон свидетельствовало то, что он ранее рассматривал подобное дело с точным соблюдением всех процессуальных требований, личное признание, что он знает требования закона и сознательно не соблюдал их.
Другой пример. Верховный Суд Республики Калмыкия признал судью Арбитражного суда Республики Калмыкия Логинова С.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК Российской Федерации. В основе решения суда лежали доказательства того, что опытный арбитражный судья грубо нарушил правила подсудности и подведомственности, приняв иск физических лиц к юридическим лицам, зарегистрированным и находящимся в г.Находке Приморского края, рассматривал дело без участия ответчиков, не извещенных надлежащим образом. Более того, истцы даже не представляли суду доказательства о нарушении их прав и законных интересов и не могли обращаться с иском об истребовании акций, так как не являлись их собственниками.
Судья с десятилетним стажем вынес решения, блокирующие деятельность юридических лиц в порту Находки. Суд квалифицировал действия Логинова С.Н. при принятии исковых заявлений, подготовке дел к судебным разбирательствам и в самом ходе судебных разбирательств как незаконные и доказал главное: судья осознавал, что принимаемые им решения не соответствуют нормам права, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий и желал вынести именно эти решения, то есть действовал с прямым умыслом.
Конечно же, бывший судья обжаловал это решение Верховного Суда Республики Калмыкия и пытался доказать, что совершил судебную ошибку, но Кассационная коллегия Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения, подчеркнув в своем определении, что суждение о заведомости и неправосудности решения судьи основано на тщательном анализе материалов дела и является правильным.
Подобные преступления представляют особую опасность для состояния правосудия и, значит, для общества. Если судья нарушил правила дорожного движения и совершил ДТП, а представление Генерального прокурора Российской Федерации по такому делу рассматривалось квалификационной коллегией судей, и судья был привлечен к уголовной ответственности, то в его деянии нет, так сказать, профессиональной судейской составляющей. Оно относится к разряду общеуголовных преступлений. А вот когда судья умышленно принимает заявление истцов к рассмотрению, не имея права этого делать в силу неподсудности дела данному суду, а затем с грубыми процессуальными нарушениями выносит решение в их пользу, то тем самым он совершает преступление с использованием служебного положения, действуя вопреки интересам правосудия.
Вынося заведомо неправосудный судебный акт, судья извращает суть и смысл своей профессии – служить закону. И, значит, сам исключает себя из профессионального сообщества.
Анализ работы квалификационных коллегий судей свидетельствует, что дисциплинарные меры, применяемые коллегиями в отношении судей, а это предупреждение, досрочное прекращение полномочий, связанное с лишением квалификационного класса, часто хронологически предшествуют получению и рассмотрению представлений Генерального прокурора Российской Федерации. Таким образом, дисциплинарная ответственность судьи перед профессиональным сообществом сочетается с уголовно-правовой ответственностью в тех случаях, когда есть основания для уголовного преследования судей.
Ни для кого не новость, что в обществе бытует мнение, будто иммунитет избавляет судей от ответственности, снижает тяжесть наказания. Но правовая позиция выражена как раз в том, что иммунитет ни в чем и ни в коем случае не меняет суть и характер правонарушения или преступления. Совершенное преступление им же и остается, а особенности привлечения судей к уголовной ответственности заключаются в наличии установленных законом условий.
Чтобы повысить уровень объективности, принципиальности в деятельности квалификационных коллегий судей, дать Высшей квалификационной коллегии судей возможность заново рассматривать представления Генерального прокурора Российской Федерации в первой инстанции в проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в статью 17 было внесено дополнение о том, что Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации рассматривает представление Генерального прокурора Российской Федерации о пересмотре решения квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации, отказавшей в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или привлечение судьи в качестве обвиняемого, на избрание в отношении судьи меры пресечения в виде заключения под стражу.
За весь прошлый год было возбуждено восемь уголовных дел в отношении судей. Осуждены пять судей, в том числе четверо за преступления, предусмотренные статьей 305 УК Российской Федерации.
Много это или мало? Нам бы хотелось, чтобы таких дел не было вовсе. Потому, что не будет таких преступлений.

Читайте также:  Возврат оплат по договору отчуждения товарного знака

Общеизвестно состояние правосудия в системе СОЮ (судах общей юрисдикции).
Решения судьи, нарушающее право гражданина, после всех обжалований остается в силе, хотя бы затем, чтобы не портить хорошую статистику судьи и суда.
Совсем другое отношение, когда в качестве участника судебного процесса выступает ФГУП, ГКУ и прочие государственные предприятия, нарушения в отношении которых не допускаются.
Не фокусируясь на том, как это практически происходит внутри системы, обратим внимание на результат. Судьи СОЮ в делах гражданин – гос. предприятие делах склонны принимать решения против гражданина. (Гипотетически – ошибочных решений против гос. предприятий в СОЮ не существует.) Это явление бесчестное, но рациональное, можно наблюдать по судебным решениям, где судьи не ограничиваются ни законом, ни здравым смыслом. Бывают случаи, что судьи формулируют в заседании ходатайство за представителя гос. предприятия. (Типичный пример в приложении: замечания на протокол составленный на основании аудиозаписи, показывающие как судья формулирует за сторону ГКУ ходатайство, затем спрашивает согласен ли представитель ГКУ с ним, в итоге ходатайство удовлетворяется.)
На примерах можно видеть, как суд "ошибается" выдвигая утверждения прямо противоречащие закону, без объяснений, или придумывая объяснения с приданием вида правдоподобности, но без указания применяемого закона.

(Из приложенного определения и апелляционного решения видно, что судья первой инстанции принимает незаконное решение. Судья, принявший заявление к рассмотрению, по закону мог оставить заявление без рассмотрения руководствуясь ст. 222 ГПК, но к тому не было фактических оснований и эта норма судом не процитирована. Узнав о замене ответчика на ГКУ судья сделал попытку оформить свое решение "по ходатайству ответчика", которое фактически судья сформулировал и заявил сам. Для отказа судья нашел сходство "по аналогии права" особого производства, регулируемого главой 27 ГПК и дела об оспаривании решений и действий по главе 25 ГПК. При этом, аналогия также не разъяснена. С таким успехом можно применять нормы из любых глав к любым делам. Апелляционный суд идет дальше и, в обоснование обоих решений, выдвигает утверждение прямо противоречащее, приведенному в частной жалобе указанию Пленума Верховного суда от 10.02.09 N 2 – разъяснения по 25 ГПК. Заявленное истцом обстоятельство, свидетельствующее о нарушении беспристрастности судьи, остается без необходимой оценки апелляционного суда, как будто его нет.)

Читайте также:  Транспортировка оружия через охотничьи угодья

Формально судья ограничен законом,а незаконные решения обжалуются и отменяются. Согласно статьям 330, 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неприменение закона, подлежащего применению или применение закона, не подлежащего применению, при рассмотрении и разрешении дел являются основаниями для отмены или изменения решения суда в порядке апелляционного и кассационного обжалования. Кроме того, основаниями для отмены или изменения решения суда также являются и упомянутое в инициативе неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, а также несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела. Нарушение основных положений законодательства о гражданском судопроизводстве, а равно нарушение равенства перед законом и судом, как и нарушение судом принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия, может служить поводом для возражений на действия суда, заявления отвода его составу, обжалования решения суда и/или подачи жалобы в квалификационную коллегию судей (ККС).
Однако, объективная реальность такова, что при наличии законов, которые фактически должны служить противовесами, удерживающими судью от нарушения закона, эта схема не работает. Российский судья принимает незаконные решение легко и массово, а значит убежден, что останется безнаказанным.
ККС неформально подчинены председателям суда, в которых должны действовать. Так в Москве председатель ККС – действующая судья Полякова Л.Ф., которая подчинена председателю Мосгорсуда Егоровой О.А.
Таким образом, имеющиеся механизмы решения проблемы нарушения закона не эффективны, а точнее не работают.

Представляется, что событие отмены незаконного решения в вышестоящем суде имеет ничтожную вероятность. Если отмена (пересмотр) случаются, то это не побуждает судью принимать в своей дальнейшей деятельности законные решения. Побудить судью к этому можно, если ничтожную вероятность отмены решения дополнить фактической и большой ответственностью.

Читайте также:  Расценки нотариуса в москве

В настоящее время нет правила по которому можно отличать заведомо незаконное решение от просто незаконного. Нет практики и Верховный суд РФ отказывается давать разъяснения о том как проводить демаркацию.
Предлагается ввести следующий критерий, который может применяться в связи с отменой (пересмотра) вышестоящим судом решения нижестоящего суда.
Суть критерия в том, что когда применимый закон представлен суду, а суд его не увидел, не дал оценки, это не может быть ошибкой, а является действием и незаконным и намеренным.
3 положения, действующие в совокупности устанавливают, что решение нижестоящего суда заведомо незаконно:
1. При рассмотрении дела в нижестоящем суде сторона процесса в своих доводах (устных или письменных) доводила до суда закон подлежащий применению а, равно, ссылалось на разъяснения Верховного суда или Конституционного суда РФ применимые по делу.
2. Нижестоящий суд в своем решении не разъяснил почему приведенный стороной закон, либо его разъяснение, не следует применять, но, при этом, суд указывает в своем решении другие основания (или не указывает их).
3. Вышестоящий суд, получающий на оценку позиции (одна – данная в судебном решении, другая – позиция стороны) определяет, что, по правовым основаниям, позиция нижестоящего суда неправильная, а позиция стороны правильная.
Чтобы вышестоящий суд при признании незаконности решения не уклонился от оценки, надо ввести дополнительно правило, согласно которому решение вышестоящего суда, признающего в резолюции неправоту нижестоящего суда, может быть обжаловано по мотивировочной части. И в отношении этой мотивации, как и по решению в целом, применим предлагаемый критерий. Таким образом, если вышестоящий суд, захочет спасти от уголовного преследования нижестоящий суд, то он должен будет будет пойти на аналогичный риск в отношении себя.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector