Что делают кинологи в полиции

Что делают кинологи в полиции

Я два года проработала кинологом в патрульно-постовой службе полиции.

Все началось с того, что мне надоела журналистика и захотелось поработать с собаками. Я ничего не знала о том, как устроена полиция: чем сержанты отличаются от офицеров, должности от званий, одно подразделение от другого. Просто пришла в МВД и сказала, что хочу работать кинологом. Шел 2011 год.

Трудоустройство

Звания и должности связаны: для некоторых должностей нужны определенные звания. Например, для должности командира мало быть сержантом — надо дорасти до офицерского звания. Это как минимум младший лейтенант. У должностей также есть потолок по званиям: скажем, оперативный дежурный может дослужиться до майора, но подполковником на этой должности не стать.

Дальше все зависит от выслуги лет, особых заслуг и образования. Во времена милиции дослужиться до офицера можно было с любым средним образованием. Например, моим командиром был специалист по лесотехническим заготовкам в звании майора.

Мне повезло, что раньше я не работала в органах внутренних дел. Если устраиваться заново, добавится прохождение полиграфа, анализ личного дела и долгие беседы с бывшими руководителями. Стать полицейским получится только через полгода после увольнения.

Стажировка

Для рядовых в патрульно-постовой службе три должности: водитель, кинолог и полицейский. Все они не требуют сложных умений: водителю нужны права, кинолог занимается с собакой, а полицейский просто должен быть нормальным человеком. Я люблю собак, поэтому сразу шла на кинолога.

Служба в полиции началась с трехмесячной стажировки — так в полиции называется испытательный срок. Как и аттестованные сотрудники, стажеры учат федеральный закон «О полиции», участвуют в сборах и стрельбах, сдают нормативы.

Мы еще не имели права носить форму и оружие, но спецсредства уже выдали: наручники, дубинку, баллончик с газом. Также выдали удостоверение и значок с индивидуальным номером. Для полицейского это очень важные артефакты: если их потерять или испортить, будет строгий выговор. С ним не платят премий и можно на полгода забыть о повышении.

Камуфляжный костюм и берцы покупала сама — на складе не нашлось моего размера. В 2011 году они стоили около 3000 Р .

Еще тысячу я потратила на «тревожный чемоданчик» — это набор для выживания в чрезвычайной ситуации: карта местности, карандаши, свисток, суточный запас еды, металлическая посуда. Время от времени его приходилось пополнять, когда менялись приказы о его составе или когда из него что-то пропадало. Никто не знает, как и почему это происходило: чемоданчик хранился на работе, в отделении полиции моего взвода.

Собака

Кроме удостоверения, наручников и чемоданчика кинологу нужна собака. Он сам ее выбирает, растит и тренирует — только так получается стать напарниками. Готовую взрослую собаку никто мне не выдал бы.

Порода влияет на навыки собаки: например, овчарки отлично задерживают и охраняют, а ризеншнауцер найдет наркотики в любой сумке. Но многое зависит и от характера собаки. В нашем полку работал пес-найденыш — огромная дворняга, которая тряслась от радости, когда с ней занимались. Она раскрыла десятки преступлений, хоть и не была породистой. Поэтому главное, чтобы собака была здорова, слушалась хозяина, хотела учиться и работать.

Забирать щенка из питомника лучше в двухмесячном возрасте: он уже готов расстаться с матерью и может самостоятельно есть. Сразу после этого начинаются тренировки: сначала во время прогулок и в игровой форме. Главное, сразу дать понять собаке, что хозяин — вожак. Самая первая и важная команда — «рядом»: если собака ее освоит, считается, что всему остальному ее тоже можно научить.

стоит щенок из питомника МВД. Я купила свою собаку за 15 000 Р

В первый год жизни кинолог учит собаку простейшим командам: идти рядом, сидеть, ждать. После этого она проходит обучение в кинологическом центре, и только потом ее допускают к службе.

Вот из такого щеночка мне предстояло вырастить настоящую служебную собаку. Здесь Лайме месяц, и она пока живет в питомнике. Когда Лайме исполнилось два месяца, она переехала ко мне домой Первое знакомство с руководством — Лайме 2,5 месяца. Хорошо, когда собака сразу привыкает к людям в форме и запаху оружия

Полицейская рутина

Пока Лайма росла, я несла службу: патрулировала, проверяла, сопровождала и досматривала.

Каждая моя смена начиналась с построения. Дежурный доносит оперативную информацию: что угнали, кого ограбили, по каким приметам доставлять подозреваемых в отдел, какая действует операция.

Операции бывают разные: «Алкоголь», «Мигрант», «Несовершеннолетний», «Перехват». Как правило, они связаны с текущей обстановкой: проверку мигрантов проводят осенью, когда они приезжают на заработки, а надзор за школьниками — во время каникул.

Мой участок покрывал привокзальную площадь, или «привоз». Это злачное место в любом городе: наркоманы, «золотники», цыгане, мошенники, проститутки. Патрульные знают всех по именам. Я уволилась 5 лет назад, но местные бродяги все еще со мной здороваются.

Очень много было бездомных. Стоило вахтовику, который возвращается с заработков, распить что-нибудь покрепче с местными кидалами, как наутро мы находили его в каком-нибудь дворе без денег и документов. Кто-то находил в себе силы заработать на билет домой: мыл вагоны, восстанавливал документы, связывался с близкими. Но большинство перенимали опыт обидчиков и становились такими же негодяями.

Страшнее всего было обыскивать наркоманов. Все движения должны быть похлопывающими, чтобы игла шприца не поцарапала руку. Со временем мне уже не приходилось спрашивать, что употреблял человек, — еще до результатов наркологического обследования было понятно, какие вещества и в каком количестве попали в кровь.

Лайме 3 месяца. С каждым днем она все больше похожа на служебную собаку

Профессиональная подготовка

Нам преподавали право, психологию, основы борьбы, криминалистику, оружейное дело. Уровень не слишком высокий: если знать русский язык, бегло читать и неплохо соображать, можно быстро стать отличником. К сожалению, никаких привилегий это не дает: офицерское звание одними только знаниями не заслужить.

Во время учебы платят зарплату и командировочные: у меня выходило около 40 тысяч рублей в месяц. Кроме того, пять дней в неделю кормят и жилье за счет заведения — после привокзальной площади условия волшебные.

В конце подготовки — сдача нормативов: знание законов, борьба, стрельба. Рядовые принимают присягу и становятся младшими сержантами.

Занимались все вместе: патрульные полицейские, дорожные инспекторы, омоновцы. Лица пришлось скрыть На присягу все надевают праздничную форму

Тренировки в кинологическом центре

Когда закончилась подготовка, Лайме был почти год — это критичный возраст для начала обучения. Она уже умела по команде подходить, сидеть, лежать и даже копать, но для служебной собаки этого недостаточно. Поэтому еще два месяца я провела на обучении в кинологическом центре, только теперь занималась с собакой.

Собака — это суперспособность кинолога. Она помогает с разными задачами: искать взрывчатые и наркотические вещества, идти по следу, сопровождать и задерживать людей. Но все сразу служебные собаки делают только в кино. В жизни их в основном тренируют делать то, что лучше всего получается, и в зависимости от способностей собаки служат в разных подразделениях.

Подросшая Лайма проявила себя как хороший следовик, поэтому мы стали развивать именно этот навык. От простых заданий вроде опознания человека по запаху стельки мы переходили к сложным: искали «заблудившегося» в лесу коллегу, учились равнодушно реагировать на кошек, выстрелы и свежее мясо.

Все собаки условно делятся на два типа: «пищевики» и «игровики». Одни готовы работать только за лакомства, другие выполняют команды за ласковое слово и игру с хозяином. Если поощрения нет, собака понимает, что сделала что-то не так. А вот битьем собаку наказывать нельзя: она должна без насилия понимать, что хозяин — главный. В крайнем случае можно надавить на холку и прижать к земле — это усмирит собаку. Но никакого рукоприкладства.

Лайма проявила себя «игровиком»: к еде она была равнодушна, но с удовольствием работала за похвалу и мою искреннюю радость за ее успехи.

Тренируем выдержку: собака должна лежать, пока не скажешь «гуляй». Лайма ждет справа

Чтобы собака научилась находить людей по запаху предметов, нужно тренироваться каждый день в течение пары месяцев, а потом всю жизнь оттачивать этот навык.

Собаке невозможно объяснить: «Лайма, понюхай следы и найди преступника». Она должна выработать привычку делать это самостоятельно и с интересом. Для собаки работа выглядит как игра с хозяином и перекус. Обучение складывается из двух этапов: сначала собаку учат нюхать, потом — искать по запаху.

В первую очередь собаке нужно понимать, какой запах надо найти. Для этого ее учат нюхать вещи, не пытаясь вырвать их из рук. Кинологи называют это «занюхиванием».

Начинают с того, что внутрь вещи кладут кусочек корма, дают собаке ее понюхать и одновременно командуют: «Нюхай!» Как только собака реагирует на лакомство, например виляет хвостом или топчется на месте, ее хвалят: «Ай, хорошо нюхаешь, молодец!» — и угощают лакомством. Через 5—7 занятий лакомство убирают и собака уже занюхивает только запах вещи и ее хозяина. Так закладывается привычка: «Команда „нюхать“ — это хорошо, понюхаю — хозяин будет доволен».

В качестве вещей у нас обычно выступали перчатки или берцы. Найти человека можно по любой вещи, но лучше сохраняет запах нательная одежда: шапка, ботинки, рубашка, шейный платок, перчатки. Чем дольше вещь была на человеке, тем сильнее запах и тем проще его найти.

Но в реальной жизни нужно искать по еле уловимому запаху — преступник не топчется часами на одном месте. Поэтому постепенно задачу усложняют: собаке предлагают нюхать вещи, которые пахнут все слабее. Если она теряет интерес, то в перчатку снова закладывают лакомство, и все повторяется.

Между тренировками празднуем день рождения — Лайме год!

Когда собака умеет занюхивать один предмет, ее учат занюхивать несколько подряд. Мы делали так: раскладывали берцы на расстоянии полтора-два метра друг от друга, а сверху клали кусочки мяса. После этого кинолог с собакой на коротком проводке подходит к каждому предмету, командует нюхать и позволяет съесть мясо. За ним идет помощник, который подкладывает лакомство, чтобы сразу пойти на второй круг.

Цель упражнения — научить собаку подходить к каждому предмету и обнюхивать, не теряя интереса. Задача тоже постепенно усложняется. Мы начинали с 5 предметов и увеличивали их количество до 15, а количество лакомств уменьшали. Это упражнение закрепляет привычку нюхать по команде.

После этого два упражнения объединяют: собака должна сначала занюхать предмет в руках кинолога, а потом найти другой с тем же запахом среди контрольных. На первых порах мы максимально упрощали задачу: предметы, которые надо найти, обмазывали мясом, а контрольные держали на воздухе или под кварцевой лампой, а потом еще заворачивали в одноразовые полиэтиленовые пакеты. В качестве предметов использовали кусочки фланелевой ткани, которая быстро впитывает запах лакомства или человека. Как только собака притормаживает у знакомого запаха, ее обязательно нужно похвалить: «Хорошо, Лайма! Молодец!»

Читайте также:  Делопроизводитель в суде обязанности

Все обучение строится на усложнении: лакомств все меньше, посторонних запахов — больше. Через полгода Лайма находила нужный предмет со слабым запахом среди пятнадцати.

В конце обучения кинолог с собакой сдают экзамен. Это было сложнее, чем на профподготовке: себе можно сделать шпаргалки, но собаке не подскажешь — она либо справится, либо нет. Мы справились, и теперь уже официально стали напарниками.

Страх грозы мы так и не смогли победить — Лайма пряталась за шторкой в ванне

Собачья работа

После всех подготовок мы с Лаймой начали служить вместе. Я уже была младшим сержантом и получала около 25 тысяч в месяц. Если бы Лайма стояла на учете в МВД , мне платили бы еще 2000 Р , но собака была личной, поэтому никаких выплат не полагалось. В месяц на питание собаки уходило 8000 Р .

Я работала около 50 часов в неделю, включая сборы и учебу. Как кинолог, два раза в месяц я повторяла с Лаймой команды и сдавала нормативы. Как полицейский, раз в месяц я сдавала другие нормативы: писала тесты на знание законов и ездила на стрельбы.

Как и у любого полицейского, у служебной собаки тоже есть права и обязанности. Например, на службе она всегда в наморднике, а если работает в толпе, кинолог держит ее слева от себя на коротком поводке. Когда на улице холоднее −30 градусов или теплее +20, собака не может работать дольше четырех часов, а до места службы ее доставляет специальный транспорт. Правила соблюдаются не всегда: иногда спецтранспортом Лаймы был трамвай.

Иногда мы находили преступников и сами — например, когда во время проверки документов оказывалось, что человек в розыске. Тогда мы с Лаймой сопровождали его в отдел, а там с ним уже разбирались опера. Но мне не довелось применить Лайму на задержание: никто так и не рискнул убежать. Лайма была милой, робкой и ласковой собакой, но выглядела грозно.

Как это отразится на службе и зарплате, зависело от того, что проверяющий запишет в справке о результатах проверки. Добрые проверяющие старались делать так, чтобы проступки заканчивались замечанием — это лишь нежелательная строка в личном деле. А строгие ничего не смягчали, и тогда начальнику приходилось делать строгий выговор.

Однажды я отказалась ехать на вызов и получила строгий выговор. Накануне Лайма серьезно заболела. По правилам мне нужно было обратиться к ветеринару кинологического центра: он бы выдал мне справку, которая помогла бы написать рапорт и оправдать невыход на работу. Но я лечила собаку самостоятельно, потому что в семье есть врач. Как назло, в тот день случилась проверка. Командиру влетело за мое отсутствие, зарплата снизилась до 18 000 Р , а звание сержанта скрылось в туманной дали — пока начальство не снимет взыскание или пока оно не снимется само через год.

Командировка

С выговором подарки от начальства не закончились: меня отправили в двухмесячную командировку в Сочи. Тогда шла подготовка к Олимпиаде: сдача спортивных объектов, обкатка трасс, соревнования. На службе командировки всегда внезапны, но мне особенно удружили: день выезда совпал с днем моей свадьбы. Пришлось забыть про загс. Но самое страшное — я ехала не как кинолог, а как полицейский. Собака оставалась дома.

Из нашего полка в Сочи отправились 70 человек. Перед поездкой месяц готовились: нам подтянули знание законов и английский язык. Учились за городом и снова жили в казармах — получилось похоже на профподготовку.

До Сочи добирались трое суток в плацкартном вагоне. Служебным собакам не выкупили отдельных мест, поэтому они ехали вместе с нами: кто в рундуке, кто на полу.

С этими красавцами мы ехали в одном купе. Они искали взрывчатые вещества на спортивных объектах Сочи, а я была простым полицейским. На заднем плане — домики, в которых мы жили Бобслеисты обкатывали трассы, а мы охраняли

Нас разместили в самосборных двухэтажных домиках в отдаленном районе на границе с Абхазией. В нашем «полицейском городке» жили сотрудники со всей России. Мы строем ходили в столовую, работали два через два, не выходили на улицу после 22:00, гуляли в Сочи только по разрешению руководства. Там тоже легко заработать взыскание: например, если пересечь границу с Абхазией, не заправить шнурки или опоздать на построение.

Из-за выговора я все еще получала меньше обычного, но платили командировочные — 200 Р в сутки. В Сочи я старалась ничего не покупать, а деньги отправляла домой, чтобы было на что кормить Лайму.

Увольнение

Для меня в профессии важны возможности для роста. При работе кинологом у меня таких возможностей не было: с гуманитарным образованием офицерскую должность не получить. Кто-то из коллег получал нужное образование заочно, за счет государства, но это предлагали только тем, у кого еще не было «вышки». Я попробовала перевестись в пресс-службу и отделение криминалистической экспертизы, но там тоже не срослось. В итоге я решила не биться в закрытые двери и не мучить собаку, которая уже стала домашней любимицей. Через два года после начала службы я подала заявление на увольнение.

При увольнении нужно сдать удостоверение, все спецсредства и форму, а потом пройти военно-врачебную комиссию. МВД выгодно, чтобы за время службы у сотрудника не появились новые болезни — иначе придется оплачивать лечение.

Вскоре после увольнения решилась и на вторую собаку: на улице привязался милый щеночек, который обещал вырасти миниатюрным. Но что-то пошло не так.

Теперь у меня два волкодава

Кинологическая служба является одним из самых интересных подразделений в системе МВД. Там служат те только люди, но и собаки. Каждая служебная собака работает по своему направлению: есть специалисты по поиску взрывчатки, есть те, кто ищет наркотики, а есть следовые собаки. Об этом Pravda.Ru рассказывает инспектор-кинолог Станислав Самойленко.


Для кого работа в полиции — игра?

— Станислав, расскажите о вашей службе? Что делают собаки в полиции? Какие у них задачи?

— Собаки всегда помогали человеку в охране. Кинологическая служба была создана еще в царской России. Это интересная служба. Собаки абсолютные разные у нас работают. Направления тоже абсолютно разные. Например, есть следовые собаки, собаки по поиску наркотических веществ, взрывчатых веществ. Это основные направления нашей работы. Соответственно, на каждое направление нужны разные собаки.

— Вы со своей собакой специализируетесь на поиске наркотических веществ? Как зовут вашего помощника?

– Мою собаку зовут Грета. Да, мы специализируемся на поиске наркотических веществ. Довольно интересная работа, сложная, но интересная. Потому что работа с собакой — это работа в тандеме человека и собаки. Соответственно, мы этому долго учимся и постоянно тренируемся. Ведь в любой момент нас могут призвать и мы поедем по Москве или в область.

Потому что специализация наша — очень узкопрофильная, и в последнее время очень часто нас задействуют. У нас мало много таких специальных тандемов.

— Чем занимаются собаки, которых мы сейчас регулярно в метро видим?

– Это собаки, которые натасканы на поиск, в основном взрывчатых веществ. Потому что это актуально. Сейчас же время сложное, все возможно. Поэтому там в основном — специалисты по взрывчатым веществам. Бывает и нас приглашают, но там своя служба. Мы работаем все-таки больше на поверхности. Под землей — работать сложнее, тоже своя специфика. А собаки, работающие в городе, уже привыкли к этой среде и им проще работать на улице.

Те, кто работает в полях где-нибудь за городом, им проще работать там. Специфика города или области, под землей или на поверхности — все же разные.

— А собака, которая натаскана на наркотические средства, может в случае острой необходимости искать взрывчатые вещества тоже? Следовые собаки сейчас как и где используются?

— Следовые собаки вообще всегда были самыми элитными собаками, потому что у них самая сложная работа. Если остался какой-то предмет либо свежий след, то нужно определить по этому запаху направление, пройти весь путь, найти преступника. Это, действительно, самое сложное. Потому что при поиске взрывчатых и наркотических веществ все-таки собаки работают сами, в свободном поиске. Они ищут известный им запах. А оставленный уже какое-то время назад след очень сложно не потерять, пройти от точки, А до точки Б, вывести на преступника.

— А вообще все-таки есть собаки-оркестры, вроде тех которых показывают в сериалах? Типа Мухтара, Рекса и так далее.

— Нет. Есть любители, которые пытаются объединить у собак несколько направлений, но это вообще очень сложно. Сложно для собаки, практически нереально. Кроме того, следовые следовые собаки должны быть агрессивны, потому что кинолог с собакой, найдя преступника, должны его задержать. А в моем случае собака должна быть миролюбивой, потому что я могу работать в школах, институтах, колледжах и других самых разных учреждениях.

Соответственно, непозволительна никакая-то агрессия на людей, особенно на детей. Может быть, возможно пробовать объединить поиск взрывчатых веществ и наркотических, но тоже есть свои особенности. Взрывчатые вещества собака не должна трогать, то есть собака должна пройти, поймать фон взрывчатого вещества и сесть напротив.

А унюхав наркотические вещества, она может подойти и носом упереться в сумку. Соответственно, когда она упирается, то выходит из сумки воздух и запах чувствуется лучше, ей так проще работать.

То есть в какой-то степени мое направление более простое. Но с другой стороны, оно сложнее в плане того, что поиск взрывчатых веществ проводится направлено, на определенных территориях, вы идете, как правило, обладая какой-то информацией. А у нас большая территория, наркотики могут быть где угодно. Опять же — работа с людьми. Нюансов огромное количество.

— Она все наркотические вещества ищет, весь спектр?

— Есть спектр определенный, приоритетный, который я вам не скажу.

Как вы их дрессируете? Бытует мнение, что собаки, которые ищут наркотические средства, сами слегка наркоманы. Это правда или нет?

— У нас сейчас все очень просто. Собака готовится к каким-то определенным командам и действиям. Дается ей любимая игрушка, это может быть мячик, палка искусственная или другой предмет. Одна-единственная игрушка. Играешь с собакой только этой игрушкой, другие никакие не даешь, чтобы выработать у нее интерес просто почти до сумасшествия, чтобы она всегда хотела играть в эту игрушку. Это вполне возможно, даже не очень долго.

Потому что у нее заинтересованность в аппортиках, в мячиках, в палках и так далее проявляется очень быстро. Когда понимаешь, что собака на грани фанатизма хочет эту игрушку, то начинаешь ее прятать. Прятать в помещениях, на улицах, в машинах. Соответственно, когда собака уже знает игрушку по запаху, по фону какому-то находит и пытается ее достать, даешь команду в зависимости от направленности. Это может быть команда сидеть или лежать.

Читайте также:  Kad abit u как посмотреть документы

Если собака до этого действительно хорошо дрессирована, она эту команду выполняет, соответственно ты ее поощряешь, говоришь: молодец-молодец… И какими-то приспособлениями в виде пружин, с помощью помощника-тренера выкидывается эта игрушка. Собака ее получает. Она довольна. Это повторяется 5-10-100 раз, на какой-то 120 раз и у собаки вырабатывается навык определенный. Когда она находит игрушку, то не лезет к ней, а просто садится напротив.

Дальнейшее действия — к этой игрушке подкладывается запах наркотического средства. Соответственно, через цикл тренировок она начинает любимую игрушку ассоциировать с этим более ярким запахом. Она, конечно, начинает быстрее ловить этот запах, а не запах игрушки. Потом игрушка потихонечку уходит. Если это мячик, то он разрезается на половинки вначале, потом на четвертинки, в итоге оставляется совсем маленький кусочек и уходит вообще. Получается, что собака садится только на запах.

Вначале вводишь один запах, потом также вводишь другой, третий, четвертый, пятый, и так далее — какое количество вы хотите ввести.

— И вы перестаете играть с собакой?

— Нет-нет. Собака находит запах, играя. Вы все равно выкидываете игрушку, и она получает желаемое. То есть законченное действие обязательно должно быть. Потому что если она найдет и ничего не получит, то ей это будет не нужно и не интересно. Вся суть поисковой работы собаки — это игра. Она всегда играет. Опять же исключая следовых собак, там все более серьезно.

— Сколько времени вы проводите с вашей напарницей?

— У нас график работы: сутки — трое. Жить им у нас дома не разрешено. Но очень часто берем на выходные, написав рапорт. Желательно, конечно, чтобы максимальное количество времени собака была рядом, чтобы собака понимала, что она не брошена. Конечно, с ними занимаются другие люди, но нам нужно максимально находиться с ними. Это влияет и на результат. Мы с моей собакой, например, двукратные призеры чемпионата Москвы, участники чемпионатов России. Много где побывали, много что выиграли. Интересно работать.

Бывают такие случаи, что когда мы их забираем на выходные и гуляем вместе, то собака вдруг раз останавливается и садится. Подходишь, смотришь: там какой-то пакетик лежит. Соответственно, вызываешь органы, это все оформляется и так далее. Были такие случаи неоднократно. Даже в выходные собака всегда на игре, она всегда работает. Руководство, конечно же, идет на встречу, им это тоже интересно и выгодно. Мои родители Грету просто боготворят. Ну, умнейшее создание, честно. Очень повезло мне.

— Собаки каких пород берутся на службу в Москве? И как люди становятся полицейскими кинологами?

— В основном, немецкие овчарки, классические зонарные. Лабрадоры реже уже стали встречаться. Потому что все-таки есть особенность у этой породы — они очень сильно отвлекаются. Кокер-спаниели встречаются, но опять же реже. Они в основном в таможенной службе, где много вещей и надо пролезть.

Немецкая овчарка хороша тем, что порода выведена очень давно. Она в себе собрала огромное количество положительных вещей. С ней очень просто работать. Умнейшие собаки. Кобели — более упертые. Суки — более хитрые. Опять же для кинологов — кому с кем проще работать.

Попасть к нам в принципе несложно. Но стать настоящим кинологом проблематично. Потому что очень много надо учиться. Нужно попасть в струю, войти в тандем с собакой. Потому что собаки бывают разные: холеричные, меланхолики и так далее, как и человек.

Конечно, нужно любить собак, причем любить безумной любовью, потому что максимальное количество времени ты будешь проводить с собакой. Если человек действительно готов и ему нравится, то он проходит стажировку в центре, идет учиться на сотрудника полиции, учиться на кинолога. Опять идет учиться работать с собакой и учит уже свою собаку. Наша служба — постоянная учеба, а для собак — игра.

Важно, чтобы кинолог был с собакой с самого начала, какую-то минимальную дрессировку можно давать уже в четыре месяца. Вообще любая дрессировка строится на эмоциях. Когда их хвалят, эта линия уходит вверх, когда ругают — линия уходит вниз. Если немножко поругал за какие-то провинности, то соответственно сразу же надо похвалить за что-то, поласкать, дать какую-то вкусняшку или еще чего-то.

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

О том, почему служебной собаке не нужен бронежилет, чем кинологи заменяют наркотики и взрывчатку для тренировок, а также можно ли общаться с псом без слов – читайте в материале специального корреспондента портала Москва 24 Виталия Воловатова.

Первый снег местами прикрыл все еще зеленые газоны, поддувает ветер, все уже явственно намекает на то, что скоро Новый год. Солнышко ситуацию спасает – но не особо. Может ли кто-то радоваться этой погоде?

Служебные собаки Центра кинологической службы УВД по ЗАО. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Мы с фотографом подходим к УВД по ЗАО. Высокое здание, длинный забор и два КПП. Интересно, который нужен нам? Пока я вожу замерзшим пальцем по экрану смартфона, Антон склоняет голову набок, а потом уверенно идет направо. Теперь я тоже слышу заливистый собачий лай.

Мы прошли на огороженную территорию. Путь к крыльцу местного кинологического центра пролегает мимо вольеров – нас встречает многоголосый лай и множество умных глаз, которые внимательно следят за каждым нашим движением. Ветер приносит едва уловимый аромат влажной подмерзшей травы – базу кинологов отнесли вглубь территории УВД, где за забором находится большая площадка для выгула и тренировки собак.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

На пороге появляется невысокая женщина в пятнистом сине-сером бушлате. Она ставит на асфальт охапку абсолютно одинаковых спортивных сумок "а-ля 90-е", после чего изучающе смотрит на нас. Это – младший инспектор-кинолог, прапорщик полиции Нина Шапранова. Следом за ней вышел старший прапорщик полиции Павел Шабанов – крупный мужчина со шрамами на лице. В зимней униформе он похож на медведя: такой же большой и грозный. Интересно, кто из них – наш сегодняшний герой?

Собачья специализация

Проходим в кабинет командира. Начальник центра кинологической службы УВД по ЗАО подполковник полиции Александр Воздвиженский уже около 10 лет руководит кинологическим подразделением УВД по ЗАО. Он отлично разбирается во всех тонкостях разведения, отбора, подготовки и применения служебных собак. От него мы узнали много интересных моментов. А еще я понял, что герой у меня сегодня будет не один…

Просто невозможно показать будни кинолога на примере одного человека с одной собакой. Начать хотя бы с того, что у одного полицейского может быть несколько собак – регламентируется тут все только здравым смыслом и эффективностью. Как правило, кинологи ограничиваются тремя-четырьмя мохнатыми подопечными: одна-две собаки несут службу, одна – готовится сдать экзамены и еще одна – подрастает.

Начальник центра кинологической службы УВД по ЗАО подполковник полиции Александр Воздвиженский. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Подполковник Воздвиженский собирает в папку бумаги, а исписанные стикеры – в кожаный ежедневник. В общем, наводит порядок. Конечно, нет ничего предосудительного в том, что у человека, который занят серьезной работой, стол завален различными бумагами и записками – так и должно быть. Но порядок в правоохранительных органах – превыше всего! А может, там есть данные, которые не для чужих глаз. Под столом гудит компьютер, донося аромат подогретого воздуха.

"Сейчас у нас в центре 40 собак. В основном, это немецкие овчарки, но есть еще малинуа и ротвейлер. Это и взрослые собаки, которые уже несут службу, и молодняк, которому лишь предстоит сдать экзамены", – рассказал он.

Готовить служебных собак начинают с полуторалетнего возраста, однако некоторые щенки могут попасть в "школу при колледже" уже с восьми месяцев. Здесь, как и у людей: бывают более или менее талантливые кандидаты. Но даже в этом случае к серьезным тренировкам и профессиональному обучению четвероногий кадет приступит лишь по достижении полутора лет. До этого полицейские будут присматриваться к нему и постепенно приучать к мысли, что теперь на его плечи ляжет крайне тяжелая и ответственная задача – охранять закон.

Александр Воздвиженский. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Обучение тоже можно сравнить с подготовкой полицейских-людей: у служебных собак есть своя "строевая подготовка" ("Рядом!", "Сидеть!", "Лежать!" и прочие основные команды), кроссы и полоса препятствий, а также рукопашный бой. Или зубопашный? В общем, сражение с условным противником. До недавнего времени этого требовали только от конвойных собак, но теперь распространили норму на все специальности.

Кстати, о специальностях. Их можно разделить на три направления: собаки бывают поисковые, следовые и конвойные. Соответственно, в задачу поисковых входит обнаружение наркотиков или взрывчатки, следовые должны преследовать злоумышленника и находить вещи, которые он выбросил. Ну а конвойные – охраняют заключенных при перевозке в суд или к местам лишения свободы.

"Животные служат до восьми лет, потом каждый год мы их проверяем: смотрим, выполняют ли они положенные нормативы, справляются ли со своей специализацией. И если все хорошо – то оставляем на службе. Но если видим, что собака устала, у нее перестало получаться – отправляем на заслуженную пенсию. А бывает и так, что через два-три года собака становится вялой, нет блеска в глазах. Эмоциональное выгорание, все как у людей", – поясняет Александр Воздвиженский.

Собаку, которая вышла на заслуженный отдых, отправляют в специальные приюты. Или же кинолог может оставить ее у себя (часто именно так и происходит). В любом случае – "своих не бросаем". А пока несут службу, четвероногие полицейские обитают, как правило, на базе. Но могут, опять же, жить у своего инструктора-кинолога.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

График у кинологов сменный, тут может быть "два через два" или "сутки через трое" – в зависимости от необходимости и поставленных задач. Ну и от оперативной обстановки в городе, конечно. В обычные спокойные дни на дежурстве находятся трое инструкторов и, соответственно, в готовности – три собаки: для поиска взрывчатки, для поиска наркотиков и следовая. Нам повезло – мы попали как раз в такое затишье. А бывает и настоящая буря, рассказывает глава кинологического центра УВД ЗАО.

"Помните "эпидемию" телефонного терроризма некоторое время назад? Тогда регулярно поступали сообщения о том, что заложена бомба в одном из ТЦ или другом людном месте. Кинологам приходилось делать иногда по 10 выездов за смену!" – вспоминает он.

Для понимания. Сколько обычно у вас времени уходит на то, чтобы обойти все этажи любимого ТЦ в выходной? А теперь представьте, что вам нужно зайти в каждый магазин, заглянуть в каждый уголок и под каждый стол, осмотреть каждую подсобку и закоулок. И все это нужно делать быстро – потому что в любой момент может прогреметь взрыв. Но при этом нужно быть предельно внимательным – нельзя в спешке пропустить что-то важное. Представили? Умножьте на десять.

Читайте также:  Возражение на приказ арбитражного суда

С ароматом наркотика

Ну а в обычные, спокойные дни, кинологи большую часть рабочего дня проводят со своими питомцами: кормят, чистят и, конечно, тренируют. Занятия важны не только и даже не столько для поддержания собаки в форме – сколько для укрепления контакта между ней и инструктором. Пес и человек должны быть, что называется, "на одной волне". Должны понимать друг друга без слов, иногда – буквально.

Младший инспектор-кинолог, прапорщик полиции Нина Шапранова и овчарка Рикта. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Вот и сейчас подполковник Воздвиженский приглашает нас выйти во двор, где прапорщик полиции Нина Шапранова, которую мы встретили раньше, как раз занимается со своей собакой. Ее овчарка Рикта специализируется на поиске веществ, запрещенных к употреблению на территории РФ. Теперь понятно, для чего нужен был тот ворох спортивных сумок!

Они стоят в ряд на асфальте, только в одной – сверток с опасным зельем. В которой же? У крыльца нетерпеливо сучит лапами служебная собака. Инструктор выжидает, пока фотограф выберет удобную позицию для съемки, а затем отстегивает поводок. Овчарка срывается с места и устремляется вперед. Она заметно нервничает: дергает хвостом, потряхивает головой. Но, тем не менее, с первого раза находит нужную сумку и, как говорят кинологи, "обозначает" ее. То есть, ложится рядом, давая понять, где именно скрыто искомое вещество.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Нина Шапранова несколько раз повторяет упражнение. Она отводит собаку за угол, потом меняет сумки местами, после чего снова спускает Рикту с поводка. А командир тем временем комментирует работу кинолога и развенчивает некоторые популярные мифы. Так, довольно часто можно встретить заблуждение, что если в сумке у человека есть что-то вкусное (курица-гриль или сало, например), то пес может среагировать и указать на угощение.

"Во-первых, наши собаки всегда сыты – они на специальной диете и питаются исключительно теми кормами, которые мы закупаем. Во-вторых, они приучены брать еду только из рук кинолога. И в-третьих, инструкторы поощряют их за успешно выполненные упражнения нематериальными методами: например, могут дать поиграть с любимой игрушкой. Так что, "шкурный интерес" на выезде исключен", – объясняет Александр Воздвиженский.

В самом деле, прапорщик Шапранова достает из кармана что-то и бросает – Рикта стрелой вытягивается в неимоверном прыжке, ловит это нечто и тут же несется через весь двор, похвастаться перед четвероногими коллегами. Она бегает перед вольерами, подпрыгивает и, наконец, возвращается к инструктору. Теперь мы видим – в зубах у нее мячик на веревочке. Что может быть лучше? А вы говорите про какое-то сало.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Но как же собак учат искать нужные вещества? Тут есть еще один распространенный миф. Пожалуй, к нему кинологи относятся наиболее болезненно. Нина Шапранова рассказывает, в чем суть.

"Почему-то все думают, что мы пичкаем собак наркотиками, чтобы они их лучше искали. Во-первых, это противозаконно. Во-вторых, это жестоко. Методика обучения совершенно иная, скажу больше – у нас даже нет наркотиков, поскольку их оборот в России запрещен", – говорит она.

Так в чем же секрет? Специализированная фирма производит для кинологической службы… ароматизаторы с запахами наркотиков и взрывчатки. Полицейские видят недоумение на наших лицах и смеются. Затем Шапранова, с разрешения командира, приносит чемоданчик. В нем – небольшие баночки, как от бабушкиного варенья. А внутри каждой – розовый матерчатый мешочек, пропитанный особым составом, который дает аромат, "идентичный натуральному", но не дает эффекта. Это и есть имитаторы наркотических веществ. Любопытно.

Чемодан с имитаторами запахов наркотических средств и наркотических препаратов. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Тренированная собака может опознать нужный аромат и определить, с какой стороны он исходит. Даже если это тончайший шлейф, теряющийся в толпе. Она сможет найти наркокурьера, а при необходимости – задержать.

Кстати, бронежилет служебным собакам не положен – тут жизнь несколько расходится с западным кинематографом. Впрочем, подполковник Воздвиженский пояснил, что в этом и нет необходимости: броня лишь мешает, делая собаку тяжелее, снижая подвижность. А серьезной защиты все равно не дает. Поэтому собак учат сражаться. Их оружие: скорость, зубы и, чего уж там, фактор страха!

Горячие следы

Вдруг моих ноздрей касается один смутно знакомый запах, отсылающий к воспоминаниям о военных сборах в конце десятого класса. Старая вытертая кожа и ружейная смазка. Оборачиваюсь – старший прапорщик полиции Павел Шабанов ловит мой взгляд и прикрывает кобуру полой бушлата. Он говорит, что теперь настало время его воспитанникам показать себя!

Павел – настоящий ветеран, кинологической службе – сначала милиции, а затем и полиции – он посвятил двадцать лет жизни. Работал на местах всех крупных трагедий конца девяностых в столице, дважды ездил с командировками в Чечню. Тогда он со своим подопечным искал взрывчатку. А последнее время у него следовые собаки. Именно эта специальность – самая сложная в мегаполисе.

Старший прапорщик полиции Павел Шабанов и овчарка Ксанри. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

В городе множество людей, разных запахов. Сложно преследовать злоумышленника еще и потому, что из любой точки города не так далеко до метро или остановки автобуса. А когда человек садится в транспорт, собака теряет след. Впрочем, кинолог всегда действует в составе оперативно-следственной группы, и благодаря современным техническим средствам, иногда даже малейшего следа бывает достаточно.

"Был случай: квартирная кража, территория ЖК огорожена забором, несколько калиток. Я приехал на место, применил собаку – она взяла след, повела к одному из выходов, потом еще метров двести вне территории комплекса, и там закончила. Следователь посмотрел записи с камер на пути следования собаки и заметил, что в предположительное время кражи несколько человек прошли этим путем и сели в машину там, где собака остановилась. Фактически, собака дала приметы и номера машины", – вспоминает Павел Шабанов.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Он выводит из вольера свою овчарку Ксанри и пускает на площадку размяться. Она, конечно, первым делом несется к ближайшим вольерам и начинает дразнить сородичей – те отвечают заливистым лаем. Похоже, им даже в такую погоду нравится гулять, бегать и прыгать. Энтузиазм просто поражает! А кинолог тем временем говорит, что самое сложное в работе – для человека.

"С собакой надо работать душой. Важно найти с ней контакт", – объясняет он.

Ксанри и ее "коллеги". Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Наладить взаимоотношения с собакой помогают тренировки. Собаки в чем-то похожи на детей: даже опытная Ксанри поведением напоминает подростка, который хвастается товарищам, что его выпустили погулять, пока все сидят за уроками. Поэтому важно соблюдать баланс между обучением и игрой. Но если все сделать правильно – собака будет понимать своего инструктора без слов. Буквально.

"Был случай: сообщили о минировании школы, я выехал на место. Там срочная эвакуация, паника, работать надо быстро. Я применил собаку – а это был еще мой старый пес – и пока работали, я не сказал ни единого слова. Лишь иногда делал еле заметные со стороны жесты. Но собака была опытная, и она хорошо чувствовала меня – поэтому мы отработали качественно. А оперативники потом удивлялись, спрашивали, как я умудрился управлять собакой, ни слова не говоря!" – смеется старший прапорщик полиции.

Ксанри берет след. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Разминка закончена, и Павел Шабанов решает показать нам, как именно собака берет след. Для чистоты эксперимента, выходим в "дикую среду", то есть, на улицу. Рядом шумная городская магистраль, гудят машины, снуют люди. Но собака и ухом не ведет – она сидит там, где приказал кинолог и ждет, пока мы спрячем предмет. Возле остановки бросаем на землю сумку, а под нее – носовой платок. Именно его Ксанри предстоит найти.

Собака сучит лапами от нетерпения и порывается вскочить – но остается на месте, повинуясь команде. И вот, время настало! Павел Шабанов указывает на чуть примятую траву и говорит взять след. Собака принюхивается и тут же стартует. Она уверенно идет маршрутом, который недавно проложили мы: по газону, вокруг деревьев, через кусты (мы не хотели облегчать ей задачу). И вот – останавливается у сумки!

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

– И что, куда ты меня привела? – Павел делает вид, что ничего не понимает.

– Что ты этим хочешь сказать? Где оно, покажи!

– Уу! – и собака утыкается носом под сумку.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Павел Шабанов поднимает ее и извлекает искомый платок. После чего Ксанри радостно устремляется за своим поощрением – мячиком на веревочке, который кинолог запустил через кусты.

"Собака может не только взять след преступника, но и найти вещи, которые он бросил. Важно, чтобы она могла не просто найти – но и показать, где искомый предмет. Такой случай: было совершено убийство на бытовой почве. Один мужчина нанес другому на улице ножевые ранения. Его на месте преступления задержали, но от ножа он успел избавиться. Я туда выехал и применил собаку, и уже через три минуты ножек был найден. Было темно, а он сам был спрятан – я долго приглядывался и смог увидеть лишь самый кончик. Если бы собака не показала – его бы не нашли", – объясняет он.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Но бывают и нестандартные случаи "применения собаки". Например, такой: на молодую девушку напал неизвестный, он пытался затащить ее в ближайший парк с целью совершения насильственных действий. Однако ей удалось отбиться и убежать. Девушка пришла в отделение полиции, где в тот момент находился Павел Шабанов со своим питомцем. Кинолог увидел шок на лице пострадавшей, почувствовал ее боль и панику. И направил к ней собаку, позволил пообщаться. Такая терапия пошла на пользу: девушка очень быстро успокоилась – собака помогла ей преодолеть эту травму.

Это пример того, как кинолог действует по совести, а не по инструкции.

Прощаемся. Старший прапорщик с собакой идут к своей базе, а нам с фотографом пора возвращаться на свою. Ветер становится сильнее, и погода меняется буквально на глазах. Может быть, в следующий раз пойти в гости к синоптикам.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector