Юридическая сила международных договоров

Юридическая сила международных договоров

Международные договоры в правовой системе Российской Федерации

В настоящее время Российская Федерация является участницей примерно двадцати тысяч действующих международных договоров. Расширение договорных связей России с другими странами обусловило необходимость совершенствования внутригосударственного законодательства, регламентирующего заключение ею международных договоров. Одним из важнейших актов российского законодательства в этой области является Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации" от 15 июля 1995 г. Он основан на положениях Конституции РФ 1993 г. и общепризнанных нормах договорного права, отраженных в Венских конвенциях о праве международных договоров с участием государств (1969 г.) и договоров с участием международных организаций (1986 г).

Международный договор Российской Федерации определяется в упомянутом Федеральном законе 1995 г. как международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством или государствами либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Существенным моментом в этом определении является то, что соглашение должно регулироваться международным правом, в отличие от соглашений, обязывающих государства политически, но не порождающих юридических обязательств как, например, многие соглашения в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Закон различает три категории международных договоров в зависимости от уровня договаривающихся сторон:

договоры межведомственного характера.

Межгосударственные договоры заключаются с иностранными государствами, а также с международными организациями, как правило, на самом высоком уровне – от имени Российской Федерации. Например, договоры о дружбе и сотрудничестве, заключенные Российской Федерацией в 1991-1996 гг. с Болгарией, Венгрией, Венесуэлой, Францией и другими странами.

Во вторую категорию международных договоров России входят договоры, заключаемые на уровне Российского Правительства. В преамбуле таких договоров упоминается Правительство РФ, и от его имени подписываются договоры. Примерами таких договоров могут служить: Конвенция между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и прирост стоимости имущества 1994 г.; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики об основных принципах и направлениях экономического сотрудничества на период до 2000 г.

Договоры третьей категории заключаются федеральными органами исполнительной власти – министерствами, государственными комитетами и другими подведомственными Российскому Правительству органами с аналогичными органами других государств по вопросам, входящим в их компетенцию.

По числу участников международные договоры бывают двусторонними и многосторонними. Среди многосторонних договоров с участием Российской Федерации особо важное значение имеют договоры универсального характера, представляющие по своему предмету регулирования интерес для всех государств мира. Они предусматривают мероприятия всемирного масштаба – такие, как всеобщее разоружение, запрещение расовой дискриминации, освоение космоса, мирового океана и т.п.

В соответствии с нормами международного права категория, вид и наименование договорного акта (договор, соглашение, конвенция, протокол, обмен письмами или нотами и т.д.) не влияют на его юридическую силу. Договор обязателен для его сторон, которыми являются государства, правительства или ведомства и которые осуществляют права и несут по нему обязанности. Стороны обычно перечислены в преамбуле договора, и он подписывается от их имени: за Российскую Федерацию, за Правительство Российской Федерации или за соответствующее российское ведомство. При этом следует подчеркнуть, что международные договоры межведомственного характера обязательны лишь для заключивших их ведомств; ни государство, ни правительство никакой ответственности по ним не несут.

Согласно Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством, то применяются правила международного договора (п.4 ст.15).

Эти положения почти дословно воспроизводятся в Законе "О международных договорах Российской Федерации" (п.1, 2 ст.5). Они устанавливают принципиально новый порядок взаимодействия международного и внутреннего права – отвечающий реалиям современной международной жизни. В настоящее время не существует договоров, в которых участвовали бы все государства, а для не участвующего в договоре государства его положения не имеют силы. Значение общепризнанных принципов и норм международного права состоит именно в том, что они создаются международным сообществом в целом и становятся обязательными для всех государств. Это принцип суверенного равенства государств, принцип неприменения силы и угрозы силой и др. Если положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации не требуют издания внутригосударственных актов для применения, они действуют в нашей стране непосредственно.

В постановлении Пленума Верховного Суда России от 31 октября 1995 г. N 8 судам при осуществлении правосудия рекомендуется принимать во внимание тот факт, что общепризнанные принципы и нормы международного права наряду с международными договорами являются составной частью правовой системы Российской Федерации (п.5). Хотя в постановлении делается акцент на необходимость применения положений договора в случае, если он устанавливает иные правила, чем предусмотренные российским законодательством, логическое толкование постановления приводит к выводу, что было бы неправильно утверждать, что в таких случаях применимы только закрепленные в международных договорах общепризнанные принципы и нормы международного права.

Закон о международных договорах Российской Федерации распространяется на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства-продолжателя СССР. Данное понятие является новым в российской договорной практике.

Обычно в случаях территориальных изменений (слияния государств, их разделения, отделения одного государства от другого) наступает правопреемство государств в отношении международных договоров, которое регулируется нормами международного права, нашедшими свое отражение, в частности, в Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении международных договоров 1978 г. В основе этих норм лежит принцип сохранения стабильности международных договоров. Исключение составляют лишь случаи, когда соответствующие государства договорились об ином или когда применение данного договора в отношении государства-преемника было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило условия его действия.

Так, при образовании единой Германии в 1990 г. ФРГ признала правопреемство по всем договорам между СССР и ГДР, которые отвечали интересам объединенной Германии и СССР. При образовании на территории Югославии ряда независимых государств новые государства признали себя правопреемниками в отношении основной массы договоров между Югославией и СССР. Это было сделано, например, при инвентаризации договорно-правовой базы российско-словенских и российско-хорватских отношений, аналогичный процесс идет в отношениях России с Боснией и Македонией. Иначе обстоит дело с Гонконгом, перешедшим с 1 июля 1997 г. под суверенитет КНР: поскольку Гонконг был колониальным владением Великобритании, все договоры, заключенные ею в отношении этой территории, утратили силу.

Понятие "правопреемник" в отношении России после распада СССР не вписывалось в систему международных правоотношений, которые затрагивали важнейшие проблемы, в том числе проблемы безопасности и сокращения вооружений. Правопреемство не решило бы вопрос об участии России в ООН, в частности, в Совете Безопасности в качестве постоянного члена, т.к. правопреемство не распространяется на членство в международных организациях. 13 января 1992 г. МИД России разослал главам дипломатических представительств в Москве ноту, в которой заявлялось, что Российская Федерация продолжает осуществлять права и выполнять обязательства по всем договорам, заключенным СССР. В соответствии с этой нотой мировое сообщество молчаливо признало за Российской Федерацией статус государства-продолжателя СССР.

Заключение международного договора обычно представляет собой длительный процесс, состоящий из ряда последовательных стадий. Закон о международных договорах Российской Федерации четко и всесторонне определяет весь этот процесс, посвящая этому вопросу большую часть статей.

Важнейшей стадией заключения договора является выражение согласия на его обязательность. Обязательность большинства договоров, заключаемых Россией, оформляется путем подписания. Это объясняется тем, что по Конституции Президент и Правительство наделены достаточно широкой компетенцией, в рамках которой они могут принимать решения, влекущие за собой обязательность договора для России.

В ряде случаев подписанные Россией договоры предусматривают вступление их в силу после утверждения, которое осуществляется, как правило, Правительством. В соответствии с Законом предложение о заключении договора до его подписания выносится на одобрение Правительства. Утверждение договора после его подписания не отменяет по смыслу Закона одобрения предложения о заключении договора. В связи с этим встречающееся в российской практике утверждение договоров, подписанных без соответствующего решения Правительства или Президента, является отступлением от Закона и в принципе допускаться не должно.

Некоторые подписанные Россией договоры вступают в силу после их ратификации. Согласно Закону о международных договорах 1995 г., расширенный по сравнению с Законом 1978 г. перечень подлежащих ратификации договоров включает прежде всего договоры по вопросам: прав и свобод человека и гражданина; территориального разграничения; основ межгосударственных отношений; обороноспособности; обеспечения мира и безопасности; мирные договоры и договоры о коллективной безопасности, а также договоры об участии в международных объединениях, если в данных документах предусматривается передача осуществления части полномочий Российской Федерации или юридическая обязательность решений их органов для России.

Предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации представляются МИДом России или по согласованию с ним другими федеральными органами исполнительной власти, как правило, на рассмотрение Президенту. Закон делает из этого исключение для предложений о заключении межгосударственных договоров по вопросам, относящимся к ведению Правительства. В некоторых случаях, в частности, принимая во внимание пожелания партнеров по переговорам, Закон допускает представление предложений о заключении таких договоров Правительству.

Читайте также:  Мфц организационно правовая форма

Предложения о заключении международных договоров от имени Правительства представляются МИДом или по согласованию с ним другими федеральными органами исполнительной власти в Правительство.

Решения о проведении переговоров и о подписании договоров принимаются согласно Закону, как правило, либо Президентом – в отношении договоров, заключаемых от имени Российской Федерации, либо Правительством – в отношении договоров заключаемых от имени последнего.

Закон допускает два исключения: во-первых, Президент вправе принимать решения о проведении переговоров и о подписании договоров по вопросам, относящимся к ведению Правительства, если это вызывается необходимостью; во-вторых Президентом принимаются решения о проведении переговоров о заключении международных договоров межведомственного характера, если договор затрагивает вопросы, отнесенные к полномочиям Президента. Эти исключения обусловлены тем, что Президент, на которого согласно Конституции возложено осуществление внешней политики страны, может принимать решения по широкому кругу вопросов. Тогда как Правительством такие решения принимаются только по вопросам, отнесенным к его ведению.

Согласно Закону и в соответствии с международной практикой Президент, Председатель Правительства и Министр иностранных дел могут вести переговоры и подписывать международные договоры без необходимости предъявления полномочий. Следует однако подчеркнуть, что в данном случае речь идет об отсутствии необходимости предъявлять специальный документ, подтверждающий право данного лица вести переговоры и подписывать договорные акты. При этом остаются в силе требования Закона, касающиеся принятия решений о проведении переговоров и подписания международных договоров России.

Вступившие в силу для Российской Федерации международные договоры публикуются в Бюллетене международных договоров, издаваемом Администрацией Президента. Публикация сопровождается сведениями о дате вступления договора в силу, если он вступает в силу не с даты подписания. Там же публикуются сведения о прекращении действия международных договоров России. Международные договоры, обязательность которых для Российской Федерации зафиксирована в форме федерального закона, публикуются по представлению МИДа в Собрании законодательства Российской Федерации. Если договор применяется временно, это указывается в тексте самого договора. В случаях, когда договор в связи с какими-либо обстоятельствами еще не опубликован, заинтересованное ведомство или лицо может запросить копию текста в историко-документальном департаменте МИД России. Кроме того, тексты многосторонних договоров с участием Российской Федерации, депозитарием которых является Генеральный секретарь ООН, а также другие сведения, касающиеся этих договоров, публикуются в издаваемом Секретариатом ООН ежегодном сборнике "Многосторонние договоры, депонированные у Генерального секретаря ООН". Международные договоры межведомственного характера публикуются в официальных изданиях этих органов.

Самым важным элементом в международных договорных отношениях является выполнение договоров. "Международные договоры Российской Федерации, – говорится в Законе, – подлежат добросовестному выполнению в соответствии с условиями самих договоров, нормами международного права, Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными актами законодательства Российской Федерации" (ст. 31). На первом месте здесь стоят положения самого договора, т.к. обязательства по такому документу конкретизируются его участниками. Должны также приниматься во внимание другие имеющие отношение к договору нормы международного права. Ни в коем случае не должны нарушаться общепризнанные принципы и нормы, противоречия которым делают договор недействительным. В этом положении учитывается важная роль внутригосударственного права в регулировании выполнения договора и прежде всего Конституции РФ и Закона о международных договорах.

Обеспечение выполнения обязательств и осуществления прав России по международным договорам, вытекающих из этих договоров, возложено на федеральные органы исполнительной власти, в компетенцию которых входят вопросы, регулируемые договорами. Главными гарантами выполнения договоров являются Президент и Правительство. Общее наблюдение за выполнением международных договоров осуществляет МИД. В случае нарушения обязательств по договору другими его участниками Президенту или в Правительство России (в зависимости от того, в чьей компетенции находятся регулируемые договором вопросы) представляются предложения о принятии необходимых мер в соответствии с нормами международного права и условиями договора.

От выполнения международного договора следует отличать его временное применение, которое получило достаточно широкое распространение в российской договорной практике. Закон о международных договорах, упорядочивающий эту практику, вводит дополнительные требования по сравнению с Венской конвенцией 1969 г. Он предусматривает возможность временного применения договора или его части, если это предусмотрено в договоре или если было достигнуто такое соглашение между сторонами, подписавшими договор, когда последний еще не вступил в силу. При этом если временное применение предусматривает договор, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации подлежит принятию в форме федерального закона, то он должен представляться в Государственную Думу в срок не более шести месяцев с даты начала его применения. Государственная Дума может ратифицировать договор или продлить его временное применение. Она может также отказаться от того и другого.

Согласно Закону договор подлежит выполнению с даты его вступления в силу для России. В этом смысле принципиально неправильно использование в договорах России, как это иногда встречается на практике, формулы о выполнении сторонами положений договора до его вступления в силу вместо формулы о его временном применении.

Одним из важнейших элементов международно-правового принципа соблюдения договорных обязательств является точное соблюдение процедуры прекращения международных договоров. Правомерное прекращение международного договора осуществляется в соответствии с положениями договора и нормами международного права в отличие от неправомерного, которое противоречит этим положениям и нормам и влечет за собой международно-правовую ответственность.

Закон устанавливает, что прекращение и приостановление международных договоров России осуществляется в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права органом, принявшим решение о согласии на обязательность для России этого договора. В соответствии с этой нормой Россия должна использовать в своей договорной практике только правомерные способы прекращения и приостановления действия международных договоров. Если решение о согласии на обязательность для России международного договора было принято Президентом, он и должен принимать решение о прекращении или приостановлении действия договора; если же решение принималось Правительством, то за ним остается и право его прекратить.

Исключением из этого правила является положение о том, что, если это вызывается необходимостью, Президент вправе принимать решение о прекращении или приостановлении действия международных договоров, согласие на обязательность которых для России принималось Правительством.

В случаях, требующих принятия безотлагательных мер, Президент, играя особую роль в осуществлении руководства внешней политикой страны, может приостановить действие международного договора, решение на обязательность которого для России принималось в форме федерального закона. Это может быть сделано в форме федерального закона. Если Государственная Дума отклоняет проект такого закона, действие договора незамедлительно возобновляется.

В Законе особо оговаривается порядок принятия решений о прекращении и приостановлении действия международных договоров, в которых Россия является продолжателем СССР. Такие решения органы власти России принимают в соответствии с их компетенцией, которая может не совпадать с компетенцией государственных органов бывшего СССР. При этом прекращение или приостановление действия договора между Россией и какой-либо страной не предрешает вопроса о сохранении в силе соответствующего договора между этой страной и другими государствами-бывшими республиками СССР.

Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации" имеет большое значение. Он является важным шагом на пути дальнейшего развития международного сотрудничества России с другими странами, укрепления ее политических, экономических и культурных связей. Закон содействует успехам нашей внешней политики, защите международных прав российского государства, вытекающих из заключаемых им международных договоров. Он является конкретным результатом реализации положений Конституции Российской Федерации и важным этапом на пути совершенствования российского законодательства. Конкретизировав конституционные нормативные акты России, обобщив опыт договорной практики, накопленный в российском государстве и за рубежом, а также международно-правовые акты в указанной области, данный акт содействует укреплению стабильности договорных отношений Российской Федерации и международных отношений в целом.

Решая вопрос о месте международных договоров РФ в правовой системе России и их роли в системе источников российского права, весьма важным представляется также определить их юридическую силу и характер их отношений с конституционными и текущими законами. Это тем более необходимо, что Конституция РФ недвусмысленно декларирует, что в случае коллизии национального закона и международного договора России приоритет будет на стороне договора, а не закона.

Разумеется, данное положение нельзя абсолютизировать и a priori ставить все международное договорное право и каждый международный договорной акт с участием России в лице ее исполнительных или иных органов выше российского национального права.

По причине того, что Конституция РФ, декларируя превосходство (приоритет) международных договоров РФ над национальными законами, не указывает, о приоритете каких именно из трех групп договоров, названных в законе РФ "О международных договорах Российской Федерации" международными договорами Российской Федерации, идет речь, в отношении каких именно законов (конституционных или текущих, обычных) международные договоры РФ имеют приоритет, в правовой теории и юридической практике в связи с этим неизбежно возникают неопределенность и весьма широкий разброс мнений по данному вопросу.

Строго следуя логике и тексту ст. 15 (п. 4) Конституции РФ, гласящей в самой общей форме, что если международным договором Российской Федерации "установлены иные правила, чем предусмотренные законом", то применяются правила международного договора, можно придти к выводу о том, что речь идет обо всех без исключения международных договорах Российской Федерации и обо всех ее национальных законах.

Читайте также:  Правила присвоения кадастровых номеров земельным участкам

Однако это уже с первого взгляда представляется как нонсенс, поскольку ни одно суверенное государство, какие бы общечеловеческие ценности оно ни разделяло (хотя бы на словах) и какую бы "интернационалисткую" идеологию ни исповедовало, не может себе позволить, без риска утраты самостоятельности, добровольно и безоговорочно поставить свое национальное право в полную зависимость от международного, пусть даже договорного, права.

Вопрос приоритета международных договоров РФ по отношению к российским национальным законам, а вместе с тем – вопрос об их юридической силе и характере их отношений с законами необходимо, как представляется, решать дифференцированно, с учетом существования всего разнообразия как договоров, так и законов.

Дифференцированный подход к международным договорам Российской Федерации – к определению их юридической силы и их приоритета по отношению к законам означает, что к ним нельзя подходить как к совокупности неких равнозначных институтов, а необходимо учитывать особенности каждого из них и свойственную каждому из них юридическую силу.

Ведь очевидно, например, что не могут быть равнозначными по своим юридическим возможностям и степени воздействия на национальное законодательство такие международные договоры, как межгосударственные договоры, с одной стороны, и межведомственные договорные акты, с другой.

В связи с этим вполне обоснованным и логичным представляется высказанное в научной юридической литературе суждение, согласно которому юридическая сила международных договоров РФ, утвержденных Указом Президента РФ, равна юридической силе самого указа. Соответственно, юридическая сила международных договоров, утвержденных постановлением Правительства РФ, равнозначна юридической силе данного постановления.

Естественно, что ни первая, ни вторая группа международных договоров РФ, как и утвердившие их нормативно-правовые акты, не только не обладают приоритетом перед федеральными законами, а, наоборот, сами находятся под ними, заключаются в строгом соответствии с ними и осуществляются в соответствии с ними.

Международные договоры РФ, утвержденные, согласно Федеральному закону "О международных договорах", Президентом или Правительством Российской Федерации, имеют приоритет лишь в отношении президентских, правительственных или иных актов, издаваемых нижестоящими органами, нормы межведомственных договоров, пользуются приоритетом лишь в отношении актов соответствующего ведомства (ведомств).

Стремление использовать иерархическую систему источников внутри государственного права в качестве основы для разрешения коллизий между нормами внутригосударственного права и нормами международных договоров было отражено в позиции Верховного Суда РФ по данному вопросу. Из нее следует, что приоритетом в применении в отношении федеральных законов обладают только те международные договоры, решения о согласии на обязательность которых были приняты в форме федерального закона, в то время как международный договор, решение о согласии на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеет приоритет в применении лишь в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключившим данный договор.1 В результате, суды общей юрисдикции ориентированы на то, чтобы в случае коллизии между национальным законодательством и международными договорными обязательствами решения ими принимались в соответствии с правилами акта, занимающего более высокое положение в иерархической системе источников внутригосударственного права, независимо от того, является ли этот акт внутригосударственным правовым актом или международным договором. 2

Что же касается приоритета международных договоров РФ перед национальными законами, то им обладают лишь те из них, которые, в соответствии с установленным законом порядком, ратифицированы и опубликованы. Только ратификация международного договора РФ, осуществляемая высшим законодательным органом страны в форме принятия специального закона и означающая, что государство в целом как таковое, а не какой-либо отдельный его орган берет на себя обязательство по строгому выполнению требований, составляющих содержание договорных норм, придает данному международному договорному акту, одной из сторон которого является Россия, юридическую силу Федерального закона и наделяет его, во исполнение соответствующего конституционного положения, свойствами приоритета по отношению к другим законам.

Как это нетрудно заметить, фактически понятие международного договора РФ употребляется в Конституции в узком смысле, как понятие ратифицированного договора, исключающего все иные утвержденные Указом Президента РФ и постановлением Правительства РФ договорные акты. Соответственно, и "закон" употребляется в узком, собственном смысле – как акт парламента, обладающий высшей юридической силой.

При этом допускается если не подмена одного термина и его смыслового значения другим, то, по крайней мере, весьма резкое и труднообъяснимое сужение понятия "международный договор РФ", сводимое, вопреки его трактовке Федеральным законом "О международных договорах РФ", только к ратифицированному международному договору.

Во избежание подобного рода терминологических и смысловых коллизий не следует, как представляется, искусственно, в противоречие с законодательно закрепленной и устоявшейся терминологией, сужать понятие "международный договор РФ" и сводить его к понятию "ратифицированный международный договор РФ", придавая только ему приоритетное значение по отношению к национальному законодательству.

Приоритетом по отношению к национальным законам, традиционно понимаемым в отечественной и зарубежной литературе не только в собственном, узком смысле, но и в широком смысле – в смысле совокупности всех правовых актов, основанных на законе, обладают все без исключения разновидности международных договоров РФ, но только каждая на своем уровне: соответственно – на уровне Указов Президента, постановлений Правительства, на ведомственном и межведомственном уровнях. Что же касается ратифицированных международных договоров РФ, то они, имея приоритет над национальными законами Российской Федерации, обладают им и на всех других законодательных уровнях.

Разумеется, данный приоритет не является абсолютным, неограниченным. Согласно п. 6 ст. 125 Конституции РФ любые международные договоры Российской Федерации, не соответствующие Конституции РФ, "не подлежат введению в действие и применению". Из данного положения следует, что Конституция РФ по отношению к ратифицированным и всем иным международным договорным актам России имеет безусловный приоритет.

На основе этих положений возможны следующие выводы: органы государства и должностные лица не вправе заключать договоры, противоречащие Конституции (если такой договор тем не менее заключен, то действуют конституционные нормы, ибо иное противоречило бы принципам народовластия и государственного суверенитета); в случае противоречия международного договора федеральному закону такой договор вступает в силу только после его ратификации федеральным парламентом в форме закона; противоречие между международным договором и внутренним законодательным актом не влечет автоматического признания ничтожности последнего. Этот акт лишь не применяется в целом или в части, противоречащей договору, хотя и продолжает действовать. 1

Встречающиеся иногда в отечественной литературе утверждения о том, что международные договоры, закрепляющие права и свободы человека и гражданина, имеют приоритет над Конституцией РФ, что не соответствуют действительности, противоречат законодательству, выдают желаемое за действительное.

Объявив в конституционной форме, что международные договоры Российской Федерации вместе с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы, Российская Федерация взяла на себя весьма серьезное обязательство – рассматривать международные договоры, заключаемые ею с другими государствами, не только в качестве источников международного, но и своего внутригосударственного (национального) права и, соответственно, считать нормы международного договорного права также одновременно нормами своего национального права.

В связи с данным, далеко не свойственным прежнему Российскому государству "доперестроечного" и "дореформенного" периода обязательством возникает ряд вопросов, касающихся, наряду с понятием международных договоров, их видов, юридической природы и правового характера международных договорных актов, являющихся по официальной, конституционно закрепленной версии не только частью международного, но и российского национального права.

С указанными обстоятельствами связана необходимость дальнейшего обсуждения содержания ст. 15 Конституции РФ. Следует признать, что до тех пор пока в специальном федеральном законе не будет закреплен исчерпывающий перечень «общепризнанных принципов международного права» и не появится дефинитивная юридическая норма о содержании каждого из них или не будет официального толкования этого термина Конституционным Судом, трудно рассчитывать на практическую реализацию ст. 15 Конституции РФ, предусматривающую включение в российскую правовую систему общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров.

Источники международного права представляют собой установлен­ные государствами в процессе правотворчества формы воплощения согласо­ванных решений, формы существования международно-правовых норм.

Существует 4 разновидности источников международного права:

· акты международ­ных конференций;

· акты международных организаций и международных органов.

К основным источникам международного права относятся международный договор и международный обычай. В между­народном праве, в отличие от национального права, нет спе­циального органа, который бы разрабатывал и принимал международно-правовые нормы. Субъекты международного пра­ва сами создают нормы международного права.

Международный договор– соглашение, заключенное между государствами либо между государствами и междуна­родными организациями, преимущественно в письменной форме, где закрепляются права и обязанности сторон.

Любой договор независимо от количества участников (двусторонний или многосторонний) является нормой между­народного права, разница лишь в территориальной сфере дей­ствия, поскольку договор создает права и обязанности только для его участников. Поэтому двусторонний договор – источник локальных норм, многосторонний – региональных или универ­сальных.

Не может быть источником международного права не­правомерный договор, противоречащий принципам междуна­родного права, либо при заключении которого была применена сила или угроза силы, обман, подкуп по отношению к предста­вителю государства – участника договора, чтобы добиться согласия на его обязательность.

Читайте также:  Ответственность пристава за неисполнение судебного решения

Для того, чтобы договор стал нормой международного права, он должен вступить в юридическую силу. Признание договора, в зависимости от его условий, достигается его подписанием полномочным представителем государства, либо ратификацией. Ратификация – утверждение международного договора высшим органом власти.

Многосторонний договор вступает в силу, когда он наби­рает определенное количество ратификаций, установленных в договоре. Например, Венская конвенция о праве международ­ных договоров 1969 г. требовала для вступления в силу 35 ра­тификаций со стороны государств.

Понятие международного договора дано в Венской конвенции о праве международных договоров. Согласно данному в ней определению международный договор – это международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международ­ным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в од­ном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Используют на­именования: конвенция, соглашение, протокол, устав, договор и т. д.

Конвенция признает возможность заключения договора между государствами и другими субъектами права, а также иными субъектами права между собой.

Международный договор как основной источник международного права имеет многие преимущества. Во-первых, договорная форма позволяет четко сформулировать пра­вомочия и обязательства сторон, что способствует применению договор­ных норм. Во-вторых, договорным регулированием охвачены сейчас все без ис­ключения области международных отношений, государства последова­тельно заменяют обычаи договорами. В-третьих, договоры наилучшим образом обеспечивают согласование и взаимодействие международных норм и норм внутригосударственного законодательства.

Источником международною права является и меж­дународный обычай. Международный обычай– это такое правило поведения, которое в результате длительного и всеобщего применения признается участниками международного общения в качестве юридически обязательной нормы. Обычай является источником международного права с момента при­знания его государством. В международной практике договор и обычай по юридической силе равны. Под обычаем понимается практика государств, признанная ими в качестве юридически обязательной для себя. Практика государств – этопо поведение государств в конк­ретной ситуации, выражающееся в определенных действиях или бездействии аналогичного и повторяющегося характера. Чтобы практика государств стала обычной нормой, она долж­на быть признанной ими в качестве юридически обязательной. Такое признание может закрепляться в законодательстве госу­дарств, решениях национальных судов, дипломатической пе­реписке. Для процесса формирования норм международного права характерно, что они начинают складываться в практике госу­дарств, действуют как обычные нормы, а затем при разработке договоров обобщаются и получают закрепление в договоре. Таким образом происходит взаимодействие обычной и дого­ворной норм международного права. Однако вступление в силу международного договора не означает, что обычная норма прекращает свое действие. Не все государства ратифицируют международный договор, т.к. ратификация является доброволь­ным актом (усмотрением) государства. Поэтому, несмотря на принятие международного договора, он создает договорную норму только для государств-участников. Для остальных стран, не подписавших либо не ратифицировавших договор, но использующих его положения в национальной практике, они применяются как обычная норма международного права.

Так, Республика Беларусь, ратифицировавшая Венскую конвенцию о праве международных договоров в 1986 г., при­меняла ее положения в своей договорной практике до момента ратификации как обычные нормы международного права.

В международном праве право международных договоров выделено в качестве самостоятельной отрасли. Право международных договоров как отрасль международного права – это совокупность принципов и норм, регламентирующих порядок их заключения, исполнения и прекращения, определяющих участие госу­дарств в договорном процессе.

Право международных договоров можно назвать базовой отраслью международного права, ибо посредством заключения международных до­говоров регламентируются отношения государств в различных сферах со­трудничества. Без договоров практически невозможно дальнейшее разви­тие международного права.

Основными источниками права международных договоров являются: Венская конвенция о праве международных договоров, 1969 г., Венская конвенция о праве договоров между государствами и ме­ждународными организациями и между международными органи­зациями, 1986 г. Обе конвенции констатируют сохранение обычая в качестве источника пра­ва международных договоров, подтверждая, что вопросы, которые не на­шли решения в положениях этих конвенций, будут по-прежнему регулиро­ваться нормами международного обычного права.

Сторонами в договоре являются субъекты международного права, обладающие договорной правоспособностью. «Каждое государство обладает правоспособностью заключать до­говоры»,- говорится в ст. 6 Венской конвенции о праве международных договоров. Государства в силу своего суверенитета обладают полной (уни­версальной) правоспособностью.

Решение вопроса об участии в договоре принимает само государство в зависимости от его заинтересованности. Это его право. Вместе с тем, эф­фективность некоторых международных договоров напрямую зависит от числа их участников.

Нации и народы, борющиеся за свою независимость, также могут быть сторонами в международном договоре. Они заключают договоры с государствами чаще всего по вопросам образования самостоятельного не­зависимого государства.

Договорной правоспособностью обладают международные межпра­вительственные организации; она реализуется в соответствии с нормами, которыми определяется правовой статус организации. Международные ор­ганизации в отличие от государств обладают ограниченной договорной правоспособностью. Они вправе заключать договоры с государствами или с другими международными организациями в тех пределах и для достиже­ния тех целей, которые определены учредительными или иными актами.

Процесс заключения международного договора представляет собой ряд последовательных действий (стадий) – от проявления инициативы заключения договора до вступления его в силу.

Инициатива заключения договора может исходить от одного или не­скольких государств, а также от международных организаций. Они же, как правило, берут на себя обязанности по организации процесса заключения международного договора.

Договор заключается представителями государств. Для этой цели им выдаются специальные документы – полномочия, определяющие, на со­вершение каких действий по заключению договора уполномочено данное лицо. Полномочия выдаются компетентными органами государства в со­ответствии с национальным законодательством.

Определенные должностные лица в силу своего служебного положе­ния и в пределах своей компетенции вправе представлять свое государство и совершать действия по заключению договора без специальных полномочий. В Венской конвенции о праве международных договоров приводится перечень таких лиц.

Текст договора разрабатывается на переговорах (непосредственных или по дипломатическим каналам), на конференциях или в рамках между­народных организаций.

Переговоры по выработке текста договора ведутся либо непосред­ственно, либо с использованием дипломатических средств. Государства через уполномоченных лиц доводят до сведения друг друга свои позиции по обсуждаемой проблеме, составляет согласованный проект договора. За­тем путем взаимных уступок и компромиссов проект подвергается измене­ниям до тех пор, пока он не станет приемлемым для всех участников.

Для подтверждения того, что текст договора является окончательно согласованным и подлинным документом, необходимо соответствующим образом оформленное его принятие (установление аутентичности). Оно может быть предварительным и окончательным.

Предварительное принятие текста договора осуществляется посред­ством голосования, парафирования, подписания.

Путем голосования, как правило, принимается текст договора, под­готовленный на международной конференции или в международной орга­низации. Это решение оформляется актом – резолюцией международной конференции или соответствующего органа международной организации, которая принимается большинством голосов.

Парафирование – это скрепление инициалами уполномоченных лиц каждой страницы договора в знак согласия с текстом. Такая форма предва­рительного принятия текста договора применяется в отношении двусто­ронних договоров или договоров с небольшим числом участников. Пара­фированный договор подлежит окончательному принятию.

Подписание ad referendum – условное, предварительное, требую­щее подтверждения компетентного органа государства.

Форма окончательного принятия текста договора – подписание.

Следующая стадия заключения международного договора, необхо­дима для вступления его в силу. Способы выражения такого согласия:

2) обмен документами, образующими договор;

4) утверждение (принятие);

5) присоединение к договору.

Подписание – одна из форм согласия на обязательность договора. При этом подписание является одновременно и формой принятия текста договора, и формой выражения согласия на его обязательность.

Обмен документами, образующими договор, – это упрощенная процедура его заключения. Должностные лица (или уполномоченные) на­правляют друг другу письма (ноты), в которых излагаются предварительно согласованные положения по существу вопроса. Обмен письмами означает согласие на обязательность этих положений.

Ратификация – это согласие государства на обязательность догово­ра, выраженное высшим органом государственной власти в соответствии с процедурой, установленной национальным законодательством.

Договоры вступают в силу в том порядке и в тот срок, которые ука­заны в договоре. Договоры, не подлежащие ратификации или утвержде­нию, вступают в силу:

1) с момента подписания;

2) по истечении опреде­ленного срока после подписания;

3) с указанной в договоре даты.

В договорах могут предусматриваться и другие, особые, условия их вступления в силу.

Международные (межправительственные) конференции завершают­ся, как правило, принятием итоговых документов, имеющих разную юри­дическую природу. Так, конференция, созванная специально для разработки междуна­родного договора, завершается одобрением резолюции (иного акта) о при­нятии договора и открытии его для подписания государствами. В этом случае резолюция имеет лишь разовое, процедурное значение, а источни­ком становится договор.

Статус актов международных межправительственных организаций определяется их уставами. В пределах своей компетенции органы этих ор­ганизаций принимают, как правило, акты рекомендации либо акты право­применительного характера, а также акты, относящиеся к их внутренней жизнедеятельности.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете. 8397 – | 7316 – или читать все.

91.146.8.87 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector