Ничтожность решения общего собрания

Ничтожность решения общего собрания

Решение общего собрания собственников помещений признаётся ничтожным, то есть недействительным вне зависимости от решения суда, если ( ст. 181-5 ГК РФ ):

  1. Решение принято по вопросу, который не был включён в повестку дня, за исключением того случая, если в собрании приняли участие без исключения все собственники помещений в МКД.
  2. Решение было принято по вопросу, формулировка которого была размытой и не предполагала возможности ответить конкретно («за», «против», «воздержался»), или если это был вопрос из категории «иные вопросы», которого вообще не должно быть в повестке.
  3. Решение принято при отсутствии необходимого для этого вопроса кворума. Это может произойти, если для принятия решения требовалось, например, две трети голосов, проголосовало «за» меньше двух третей, но больше половины, и в протоколе (по ошибке или умышленно) было зафиксировано, что решение принято.
  4. Решение принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания. То есть это решение, на которое собрание просто не имеет права.
  5. Решение противоречит основам правопорядка или нравственности.

В таком случае решение собрания не порождает никаких юридических последствий и управляющая организация может не выполнять такие решения даже без обращения в суд. Все остальные нарушения делают решения собрания оспоримыми.

Если же явных признаков ничтожности решений собрания нет, но УО хочет оспорить решение ОСС в суде, это можно сделать через одного из собственников, который голосовал против принятого решения, чьи законные интересы таким решением нарушены. Или обратиться в орган ГЖН, который, в свою очередь, тоже может обратиться в суд в порядке защиты законных интересов собственника.

Проверка законности решений и признание их недействительными проводится на основании ч. 6 ст. 46 ЖК РФ .

Если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно:

1) принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества;

2) принято при отсутствии необходимого кворума;

3) принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;

4) противоречит основам правопорядка или нравственности.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 181.5 ГК РФ

1. Положения настоящей статьи направлены на определение юридических фактов, порождающих право участника юридического лица обратиться в суд с иском о недействительности решения общего собрания. Данный перечень является закрытым и в случае обращения в суд с данным иском по иным основаниям суд вправе отказать в удовлетворении такого иска с учетом предписаний иных законодательных актов. Решение общего собрания может быть признано ничтожным, если оно:

– принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества;

– принято при отсутствии необходимого кворума;

– принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;

– противоречит основам правопорядка или нравственности.

2. Применимое законодательство:

– ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью";

– ФЗ от 08.05.1996 N 41-ФЗ "О производственных кооперативах";

– ФЗ от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях";

– ФЗ от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах".

3. Судебная практика:

– Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19;

– Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14;

– Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.03.2010 по делу N А67-4861/2009;

– Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.08.2010 по делу N А67-8430/2009;

– Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2011 N 07АП-9163/11;

– Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2011 по делу N А46-11202/2010.

Статья 181.5. Ничтожность решения собрания

Комментарий к статье 181.5

(а) Основания ничтожности решений собраний. Ничтожность решения собрания предполагает, что при его принятии были допущены особо грубые нарушения, которые могут быть прямо поименованы законом в качестве оснований ничтожности (в частности ст. 181.5 ГК РФ). Ничтожность решения собрания также может следовать из закона с учетом целей законодательного регулирования.
(i) Первые три из четырех поименованных в ст. 181.5 ГК РФ оснований ничтожности (принятие решения по вопросу, не включенному в повестку дня, принятие решения при отсутствии необходимого кворума; а также принятие решения по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания) уже были закреплены в законодательстве о хозяйственных обществах (п. 6 ст. 43 Закона об ООО, п. 10 ст. 49 Закона об АО), а до того применялись в судебной практике.
Так, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 разъяснялось, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров, при этом судом установлено, что данное решение принято с нарушением компетенции общего собрания (п. 3 ст. 48 Закона об АО), в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (п. п. 2, 4 ст. 49 и п. п. 1 – 3 ст. 58 Закона об АО) либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (п. 6 ст. 49 Закона об АО), суд должен, независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.
(ii) Необходимо обратить внимание, что в силу прямого указания ст. 181.5 ГК РФ даже наличие некоторых из указанных в ней обстоятельств может не повлечь ничтожности решения собрания, если законом предусмотрены специальные правила, исключающие ничтожность решения. Это вытекает также и из п. 1 ст. 181.1 ГК РФ.
Так, по общему правилу п. 1 ст. 181.5 ГК РФ решение собрания ничтожно в случае, если оно принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества. Вместе с тем, как отмечено в Определении КС РФ от 29 марта 2016 г. N 530-О, положение абз. 11 п. 2 ст. 15 Закона о несостоятельности (банкротстве), предусматривающее, что решение о включении в повестку дня собрания кредиторов дополнительных вопросов и принимаемых по ним решениях принимается на собрании кредиторов большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, требования которых включены в реестр требований кредиторов, является специальным в отношении нормы п. 1 ст. 181.5 ГК РФ. Следовательно, не будут ничтожными решения собрания кредиторов, принятые по дополнительным вопросам, включенным в повестку дня собрания с соблюдением специальной нормы Закона о несостоятельности (банкротстве), хотя бы и в отсутствие всех участников данного гражданско-правового сообщества.
(iii) В отношении такого основания ничтожности решения собрания, как принятие его при отсутствии кворума (п. 2 ст. 181.5 ГК РФ), следует пояснить, что ничтожность является следствием нарушения правил п. 1 ст. 181.2 ГК РФ именно в части кворума (участия в собрании необходимого количества участников гражданско-правового сообщества), а не требуемого для принятия решения большинства голосов. Если же на собрании за принятие решение не проголосовало необходимое для его принятия большинство лиц, участвующих в собрании, то решение просто не будет принято. Речь не идет в таком случае ни о ничтожности, ни об оспоримости решения.
При этом лицо может быть учтено для целей определения кворума при условии, что оно является дееспособным и обладало полномочиями участвовать в собрании.
Вместе с тем в силу подп. 2 п. 1 ст. 181.4 ГК РФ отсутствие у лица, выступавшего от имени участника собрания, полномочий не влечет ничтожности решения собрания, а является основанием его оспоримости. Однако во взаимосвязи с п. 2 ст. 181.5 ГК РФ это правило следует толковать в том смысле, что оно применимо, лишь если в собрании приняло участие достаточное для требуемого кворума количество лиц, обладающих соответствующими полномочиями. Если на собрании от имени участника выступало неуполномоченное лицо, это значит, что сам участник лично или в лице своих представителей в собрании участия не принимал, что должно неминуемо влиять на определение кворума. Поэтому в случае, когда без такого участника кворум не набирается, решение будет ничтожным в силу п. 2 ст. 181.5 ГК РФ. В противном случае, если бы при участии в собрании неуполномоченного представителя участника соответствующего гражданско-правового сообщества, данный лжепредставитель учитывался при определении кворума, это открывало бы путь к явным злоупотреблениям. Одному из участников гражданско-правового сообщества достаточно было бы привлечь к участию в собрании ряд неуполномоченных лиц, якобы представляющих других участников, обеспечить таким образом фиктивный кворум, и это само по себе переводило бы принятое решение из режима ничтожности в режим оспоримости, возлагая на других участников гражданско-правового сообщества бремя предъявления иска об оспаривании решения в сжатые сроки.
(iv) Не вызывает сомнений такое основание ничтожности решения собрания, как принятие его по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания (п. 3 ст. 181.5 ГК РФ). Вместе с тем в судебной практике иногда возникают трудности в том, относится ли к компетенции собрания принятие решения по тому или иному вопросу.
Так, в Определении КГД ВС РФ от 20 июня 2017 г. N 11-КГ17-13 рассматривался вопрос о том, относится ли к компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме принятие решения об установке в доме системы видеонаблюдения. Нижестоящие суды посчитали, что решение вопроса о предоставлении дополнительных услуг, не относящихся к услугам по содержанию жилого помещения и коммунальным услугам, находится за рамками компетенции собрания собственников помещений в многоквартирном доме и признали его ничтожным на основании п. 3 ст. 181.5 ГК РФ, удовлетворив иск одного из собственников помещений о возврате денежных средств, уплаченных в счет оказания услуг видеонаблюдения. КГД ВС РФ сочла указанный вывод судов неправомерным и отменила судебные акты, указав, что в силу взаимосвязанных положений ст. ст. 44, 154, 156, 161, 162 ЖК РФ к компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, в котором не созданы ТСЖ либо жилищный или иной специализированный потребительский кооператив, относится решение вопроса об определении перечня услуг и работ по управлению многоквартирным домом, целью которых является надлежащее содержание общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме – лестничных площадок, коридоров и так далее, а также соблюдение требований к надежности и безопасности многоквартирного дома; при этом управляющая организация обязана оказывать такие услуги и работы собственникам многоквартирного дома в счет платы за жилое помещение. Установление системы видеонаблюдения является услугой, непосредственно направленной на надлежащее содержание общедомового имущества, обеспечение безопасности и сохранности имущества собственников жилых помещений, т.е. на управление многоквартирным домом, при этом специфика услуг видеонаблюдения в многоквартирном доме не предполагает их индивидуального предоставления отдельным собственникам.
(v) Поименованное в п. 4 ст. 181.5 ГК РФ четвертое основание ничтожности решения собрания – противоречие основам правопорядка или нравственности – аналогично соответствующему основанию ничтожности сделки, содержащемуся в ст. 169 ГК РФ (см. комментарий к ней).
(vi) Встречается мнение о том, что ст. 181.5 ГК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований ничтожности решений собраний, однако это неверно, поскольку в п. 1 ст. 181.3 ГК РФ сказано, что ничтожность решения собрания может следовать из закона, не ограничиваясь основаниями, перечисленными в ст. 181.5 ГК РФ.
Например, как отмечено в п. 107 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25, в силу прямого указания закона помимо случаев, установленных ст. 181.5 ГК РФ, к ничтожным решениям собраний также относятся решения, ограничивающие права участников ООО присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений (п. 1 ст. 32 Закона об ООО).
Выше обращалось внимание на высказанную в том же пункте позицию Пленума ВС РФ о ничтожности в силу п. 3 ст. 163 ГК РФ решений собраний участников хозяйственных обществ, принятых с несоблюдением требования об их удостоверении нотариусом или регистратором (п. 3 ст. 67.1 ГК РФ).
(vii) В соответствии со ст. 170 ГК РФ ничтожными являются мнимые и притворные сделки. Эти правила вполне применимы и к решениям собраний. В литературе приводится пример мнимого решения собрания: принято решение об избрании директора юридического лица, но по факту полномочия единоличного исполнительного органа на протяжении длительного времени продолжает исполнять прежний директор при отсутствии возражений нового.
(viii) Некоторые из оснований ничтожности решений собраний, предлагаемые в Концепции совершенствования общих положений ГК РФ, не вошли в перечень, закрепленный в ст. 181.5 ГК РФ.
Так, Концепцией предлагалось по примеру ряда зарубежных стран закрепить в ГК РФ такое основание ничтожности, как нарушение решением собрания участников хозяйственного общества по своему содержанию правил, служащих исключительно или преимущественно для защиты кредиторов общества или публичных интересов. В качестве примера указанных норм приводились ограничение на выплату обществом дивидендов (ст. 43 Закона об АО), ограничение на выкуп обществом собственных акций (ст. 73 Закона об АО), а также нормы, прямо требующие соблюдения прав кредиторов, например, в ходе процедуры реорганизации или ликвидации АО (п. 6 ст. 15, ст. 22 Закона об АО). Определение публичного интереса для целей рассматриваемого правила предлагалось понимать широко – это публичный порядок в широком смысле, в частности, к числу нарушений публичных интересов могут относиться решения, нарушающие правовую природу АО.
Представляется, что формулировка п. 1 ст. 181.3 ГК РФ (недействительное решение собрания оспоримо, если из закона не следует, что решение ничтожно) допускает возможность прийти к выводу о ничтожности подобных решений собраний исходя из целей законодательного регулирования, в частности из существа организационно-правовой формы или типа соответствующего юридического лица. Например, должны считаться ничтожными решения об изменении устава ПАО, которые препятствуют свободной передаче акций, возлагают на акционеров расходы, устанавливают дополнительные требования для передачи акций (п. 5 ст. 97 ГК РФ).
Как уже отмечалось выше, к числу ничтожных, а не оспоримых предлагалось отнести решения собраний, принятые с существенным нарушением правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола, но это положение не было воспринято законодателем (см. комментарий к подп. 4 п. 1 ст. 181.4 ГК РФ).
(б) Ничтожность акта голосования и судьба принятого решения. Как влияет ничтожность отдельных актов голосования на действительность принятого решения собрания? Например, на собрании за принятие решения проголосовал недееспособный гражданин (п. 1 ст. 171 ГК РФ). Представляется, что ничтожность отдельного акта голосования сама по себе не влечет недействительности решения собрания. Исходя из принципа относимости (каузальности) нарушения (см. комментарий к п. 4 ст. 181.4 ГК РФ), при ничтожности отдельного акта голосования решение собрания не будет иметь юридической силы в том случае, когда этот голос необходим для того, чтобы решение собрания было принято. Если при исключении ничтожного голоса сохраняются требуемый кворум и необходимое для принятия решения собрания большинство (п. 1 ст. 181.2 ГК РФ), то решение считается принятым и остается действительным, если такое решение не влечет существенные неблагоприятные последствия для данного конкретного участника.
(в) Требование о признании решения собрания ничтожным и исковая давность по нему. Как отмечалось в комментарии к ст. 181.4 ГК РФ, ничтожные решения собраний недействительны сами по себе, подтверждения их недействительности на основании отдельного иска судом не требуется. Суд квалифицирует решение в качестве ничтожного, если обнаруживает для этого соответствующие основания. Он может сделать это, как среагировав на соответствующее указание стороны какого-либо процесса, так и по собственной инициативе. В последнем случае суд по смыслу ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ выносит на обсуждение сторон вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности (п. 106 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25).
Но может ли заинтересованное лицо во имя обеспечения предсказуемости и правовой определенности подать иск о признании ничтожного решения недействительным (по аналогии со сделками)? Несмотря на отсутствие соответствующего прямого указания в гл. 9.1 ГК РФ, в п. 106 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 разъяснено, что допускается возможность предъявления самостоятельных исков о признании недействительным ничтожного решения собрания; споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого лица, имеющего охраняемый законом интерес в таком признании.
Таким образом, круг лиц, имеющих право предъявить иск о признании решения собрания ничтожным, не ограничен участниками соответствующего гражданско-правового сообщества.
В соответствии с правовой позицией, сформулированной в п. 2 Определения КС РФ от 17 февраля 2015 г. N 404-О, положения ст. 181.5 ГК РФ, устанавливающие основания отнесения решений собраний, с которыми закон связывает гражданско-правовые последствия для участников соответствующего гражданско-правового сообщества, к категории ничтожных, призваны обеспечивать защиту прав и законных интересов как самих участников данного гражданско-правового сообщества, так и иных лиц, для которых принятие указанных решений также может порождать правовые последствия, на которые эти решения направлены. Исходя из этого в Определении КЭС ВС РФ от 31 марта 2016 г. N 305-ЭС15-14197 было признано право лица, являющегося не акционером, а бенефициаром общества, предъявить иск о признании решения общего собрания акционеров ничтожным.
В п. 112 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 предписывается применять к требованиям о признании ничтожного решения собрания недействительным срок исковой давности, исчисляемый на основании п. 1 ст. 6 ГК РФ по аналогии с правилами, установленными п. 5 ст. 181.4 ГК РФ.
Таким образом, Пленум ВС РФ пошел по той же модели толкования, которая в свое время в условиях отсутствия в прежней редакции ГК РФ правил о таком способе защиты гражданских прав, как признание недействительной ничтожной сделки, была использована в п. 32 Постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8. Там было разъяснено, что, поскольку ГК РФ не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При этом указывалось, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные п. 1 ст. 181 ГК РФ для исков о применении последствий недействительности ничтожных сделок.
Вместе с тем, в отличие от иска о признании ничтожного решения собрания недействительным, на который в силу вышеуказанных разъяснений распространяется срок исковой давности, предусмотренный п. 5 ст. 181.4 ГК РФ для требования о признании недействительным оспоримого решения собрания, возражения (эксцепции) о ничтожности решения собрания, высказываемые в рамках иных споров, не задавниваются. Как разъяснено в п. 106 Постановления от 23 июня 2015 г. N 25, возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector