Отказ во взыскании морального вреда

Отказ во взыскании морального вреда

Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 08.07.2014 по делу N 33-2228/2014

Судья Гафурова С.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Шлотгауэр Л.Л.

судей Полуэктовой С.К. и Нефедова О.Н.

при секретаре А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам С.Н. и С.В. на решение Ульяновского районного суда Ульяновской области от 16 апреля 2014 года, по которому постановлено:

Исковые требования С.Н. удовлетворить частично.

Взыскать в пользу С.Н. со С.В. материальный ущерб, причиненный преступлением, в сумме *** рублей, в счет возмещения убытков *** рублей, расходы на юридические услуги в сумме *** рублей.

В остальной части иска отказать.

Взыскать со С.В. в пользу Ульяновской торгово-промышленной палаты за проведение экспертизы *** рублей.

Взыскать с С.Н. в пользу Ульяновской торгово-промышленной палаты за проведение экспертизы *** рублей.

Заслушав доклад председательствующего, объяснения С.Н. и С.В., поддержавших доводы своих апелляционных жалоб и возражавших относительно доводов апелляционной жалобы другой стороны, судебная коллегия

установила:

С.Н. обратилась в суд с иском к С.В. о возмещении материального и морального вреда, причиненного преступлением.

В обоснование заявленных требований указала, что 10.10.2013 С.В. с целью совершения кражи из ее дома N *** по ул. Ш*** в с. З*** У*** района Ульяновской области разбил стекла шести двойных окон и сломал рамы, которые восстановлению не подлежат. Приговором Ульяновского районного суда Ульяновской области от 09.01.2014 ответчик признан виновным в совершении кражи ее имущества из вышеуказанного дома.

В ходе предварительного следствия 10.12.2013 была проведена экспертиза в ООО «Бизнес-Оценка-Аудит», согласно заключению которой материальный ущерб составил *** руб. Однако на указанную сумму нельзя восстановить окна площадью 7,2 кв. м и фактически на установку окон ею затрачено *** руб. В связи с указанными расходами она вынуждена была отказаться от санаторно-курортного лечения.

Кроме того, в результате действий ответчика состояние ее здоровья ухудшилось, она находилась на лечении, употребляла лекарства, испытывала физические и нравственные страдания.

Истица просила взыскать с ответчика нанесенный преступлением материальный ущерб в размере стоимости восстановления оконных рам — *** руб. и стоимости похищенного обогревателя — *** руб.; просила также взыскать *** руб. в возмещение расходов по оплате помощи адвоката, *** руб. — в возмещение расходов по уплате госпошлины, а также компенсацию морального вреда в размере *** руб.

Рассмотрев заявленные требования по существу, суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе С.Н. не соглашается с решением суда, просит его отменить в части отказа во взыскании компенсации морального вреда и расходов по оплате экспертизы и удовлетворить заявленные исковые требования в полном объеме. При этом указывает, что, отказывая в удовлетворении иска о компенсации морального вреда, суд посчитал, что эти требования заявлены в связи с нарушением ее имущественных прав, что не соответствует действительности. Статья 150 ГК РФ относит к нематериальным благам неприкосновенность жилища, а статья 151 ГК РФ предусматривает взыскание компенсации морального вреда, причиненного нарушением нематериальных благ гражданина.

Обращаясь с иском о компенсации морального вреда, она указала, что после случившегося у нее ухудшилось состояние здоровья, она находилась на лечении, однако суд данные обстоятельства не исследовал и не выяснил, что явилось причиной ухудшения состояния ее здоровья.

Расходы по оплате экспертизы полностью подлежат взысканию с ответчика по правилам ст. 98 ГПК РФ, поскольку размер убытков и вина ответчика в причинении убытков установлена и решение состоялось в ее пользу. Также в решении суда не нашло разрешения ее требование о возмещении ей расходов по оплате экспертизы.

В апелляционной жалобе С.В. не соглашается с решением суда, просит его отменить, как незаконное и постановить по делу новое решение о взыскании с него в пользу истицы *** руб. за поврежденные рамы, *** руб. — за похищенный обогреватель, *** руб. — за юридические услуги. По мнению автора жалобы, с него незаконно взысканы расходы по оплате экспертизы, поскольку он не просил о ее назначении. Стоимость восстановления оконных рам завышена, так как дому уже более 100 лет и рамы находились в ветхом состоянии. В ходе расследования уголовного дела общая стоимость рам была определена заключением экспертизы в размере *** руб., поскольку их износ составлял более 80%. Указанным заключением суду следовало руководствоваться при разрешении спора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах.

Как видно из материалов дела, жилой дом, расположенный по адресу: Ульяновская область, У*** район, с. З***, д. ***, принадлежит на праве собственности С.Н.

Вступившим в законную силу приговором Ульяновского районного суда Ульяновской области от 09.01.2014 С.В. признан виновным в совершении кражи имущества, принадлежащего С.Н., из указанного жилого дома.

Из материалов уголовного дела следует, что в ходе совершения кражи С.В. были разбиты стекла в шести окнах, сломаны рамы.

Статьей 1064 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, право которого нарушено, в силу ст. 15 ГК РФ может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (ст. 151 ГК РФ).

В ходе рассмотрения дела суд установил, что реальный ущерб, причиненный С.Н. преступными действиями С.В., составил *** руб. *** коп. (из которых *** руб. *** коп. — восстановительная стоимость шести деревянных двойных оконных рам с остеклением с учетом физического износа материалов, *** руб. — стоимость похищенного обогревателя), и обоснованно удовлетворил требования С.Н. в указанной части, а во взыскании компенсации морального вреда отказал, поскольку данные требования истицы не вытекали из нарушения ее неимущественных прав.

Доводы, приведенные сторонами по делу в апелляционных жалобах, являются несостоятельными и не могут повлечь отмену решения суда.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка. Материальное и процессуальное законодательство применено судом правильно.

Согласно ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными Главой 59 и статьей 151 настоящего Кодекса.

Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Судом первой инстанции обоснованно указано, что законом не предусмотрено взыскание компенсации морального вреда в случае причинения гражданину нравственных страданий, вызванных похищением либо повреждением принадлежащего ему имущества, т.е. нарушением его имущественных прав.

Данное обстоятельство послужило основанием для отказа С.Н. во взыскании компенсации морального вреда приговором Ульяновского районного суда Ульяновской области от 09.01.2014.

Ссылка истицы в апелляционной жалобе на то, что основанием для взыскания компенсации морального вреда является нарушение С.В. ее неимущественного права в виде неприкосновенности жилища, не может быть принята во внимание, поскольку приговором суда С.В. осужден по ст. 158 ч. 3 п. «а» (кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище), а не по ст. 139 УК РФ (нарушение неприкосновенности жилища). Поэтому само по себе то обстоятельство, что в процессе похищения принадлежащего С.Н. имущества С.В. проник в принадлежащий ей жилой дом, не может расцениваться, как нарушение ее неимущественного права на неприкосновенность жилища, и не влечет взыскание компенсации морального вреда на основании ст. 151 ГК РФ.

Вред здоровью С.Н. С.В. в ходе совершения преступления не причинил. Доказательств того, что ухудшение состояния здоровья истицы находится в причинной связи с незаконными действиями ответчика, суд не получил, соответственно, отсутствовали основания для взыскания компенсации морального вреда и по данному основанию.

Статьей 98 ГПК РФ определено, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, а в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Поскольку между сторонами возник спор о восстановительной стоимости оконных рам, судом была назначена по делу товароведческая экспертиза, которая установила, что стоимость восстановления шести деревянных двойных оконных рам с остеклением в доме N *** по ул. Ш*** в с. З*** составляет *** руб. *** коп. При этом экспертом был учтен физический износ материалов, поэтому довод апелляционной жалобы С.В. в данной части является несостоятельным.

Читайте также:  На титульном листе необходимо указать

Оснований не доверять экспертному заключению у суда не имелось. Экспертиза была проведена экспертом Ульяновской торгово-промышленной палаты, имеющим соответствующую квалификацию и стаж экспертной работы; эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Содержание экспертного заключения соответствует требованиям, установленным ст. 86 ГПК РФ.

Материалами дела подтверждается, что С.В. были повреждены деревянные оконные рамы в принадлежащем С.Н. жилом доме. Заявляя требование о возмещении вреда, причиненного данными действиями ответчика, истица просила взыскать в ее пользу стоимость установки новых пластиковых окон.

Между тем статья 1082 ГК РФ предусматривает способы возмещения вреда, к которым относится возмещение вреда в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т.п.) или возмещение причиненных убытков (пункт 2 статьи 15).

По смыслу названной нормы потерпевшему возмещается стоимость того имущества, которое он утратил, либо расходы по приобретению аналогичного имущества, но не имущества, превышающего по цене и качеству утраченное им имущество. В противном случае у потерпевшего возникло бы неосновательное обогащение.

При таких обстоятельствах, поскольку заявленные исковые требования С.Н. были удовлетворены частично и на основании заключения судебно-товароведческой экспертизы судом был сделан вывод о необоснованном завышении истицей размера ущерба, подлежащего возмещению, расходы по проведению экспертизы были правомерно возложены судом на стороны пропорционально удовлетворенным исковым требованиям.

При этом, вопреки доводам апелляционной жалобы С.В., при решении вопроса о распределении расходов по оплате экспертизы, не имеет значения, по чьей инициативе данная экспертиза назначалась судом. Расходы по проведению экспертизы распределяются с учетом содержания выводов экспертного заключения и степени удовлетворения заявленных исковых требований.

Ссылку в апелляционной жалобе С.В. на то, что суду при определении размера ущерба следовало руководствоваться заключением экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела, судебная коллегия находит необоснованной, поскольку в силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, лишь по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Размер причиненного ущерба в ходе рассмотрения дела определяется судом самостоятельно и доказательствами по уголовному делу при решении данного вопроса суд не связан.

В силу изложенного, решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционных жалоб не подлежит.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Ульяновского районного суда Ульяновской области от 16 апреля 2014 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы С.Н. и С.В. — без удовлетворения.

01 декабря 2010 года г. Инза районный суд

Судья Инзенского районного суда Ульяновской области Дунина *.*.,

при секретаре Марфиной *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бехтяновой *.*. к Поморцевой *.*. о взыскании компенсации морального вреда в сумме 100000 рублей,

Бехтянова *.*. обратилась с иском к Поморцевой *.*. о взыскании компенсации морального вреда в сумме 100000 рублей, указывая в обоснование иска, что ответчица всячески оскорбляет ее. Так, по решению суда ей пришлось демонтировать унитаз. Решение ею исполнено, о чем свидетельствует Постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства. Поморцева *.*. утверждает, что она ставит унитаз на ночь, незаконно оборудовала слив. Размер указанной ею

в иске компенсации морального вреда равен действительному объему ее физических и нравственных страданий.

В судебном заседании Бехтянова *.*. полностью поддержала исковые требования, дополнительно привела следующие доводы. Она является инвалидом второй группы. Проживает на основании договора найма в квартире. в доме. по ул. в г. Инза. В указанной квартире, которая признана коммунальной, она занимает две жилые комнаты – площадью 13,97 кв.м. и 17,40 кв.м. Поморцевой *.*. принадлежит на праве общей долевой собственности 31/76 долей указанной квартиры по завещанию. В квартире имеются две кухни площадью 10,12 кв.м. и 11,14 кв.м., и она полагает, что обе они являются местом общего пользования. В кухне площадью 11,14 кв.м. она Установила унитаз, провела канализацию. Впоследствии Решением Инзенского районного суда от 19 мая 2010 года она была обязана привести помещение кухни в прежнее состояние путем ликвидации переустройства кухни в результате установки на ней туалета и канализации и демонтажа унитаза. Указанное Решение суда она исполнила, унитаз демонтировала. 29.10.2010 г. судебным приставом-исполнителем был составлен акт совершения исполнительных действий, исполнительное производство было окончено. На установку в квартире мойки с канализацией у нее имеется разРешение. Однако Поморцева *.*. обратилась в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, где указывала, что она (Бехтянова *.*.) не исполнила Решение суда и продолжает устанавливать унитаз на

место. Этим Поморцева оскорбляет ее. Кроме того, Поморцева постоянно судится с ней, что также причиняет ей нравственные и физические страдания. Ответчица постоянно оскорбляет ее: называла лошадью, придурком, оскорбляла нецензурно. Учитывая изложенное, просит взыскать с ответчицы компенсацию морального вреда в размере 100000 руб.

Ответчица Поморцева *.*. в судебном заседании с исковыми требованиями не согласилась, пояснив следующее. Действительно, был случай, что она оскорбила Бехтянову *.*., но за это она уже понесла наказание по Приговору суда. Обращаясь в ноябре 2010 года с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, она реализовала свое конституционное право на судебную защиту. Она полагала, что Решение суда от 19 мая 2010 года об обязывании Бехтянову *.*. привести помещение кухни в прежнее состояние путем ликвидации переустройства кухни в результате установки на ней туалета и канализации и демонтажа унитаза, не исполнено. На тот момент был произведен демонтаж унитаза, а слив от унитаза не имел заглушки. Заглушка на место отведения трубы канализации от унитаза была установлена 18.11.2010 года, то есть уже после ее обращения в суд и непосредственно перед вынесением решения. Полагает, что ее действиями моральный вред Бехтяновой *.*. не причинен, просит в удовлетворении иска отказать. Указывает, что в квартиру она одна не ходит, посещает ее только с участием судебного пристава-исполнителя, поскольку каждый раз

Бехтянова *.*. устраивает скандалы, выгоняет ее из квартиры. Так, при составлении акта о совершении исполнительских действий, Бехтянова *.*. чуть не вылила на нее ведро с помоями, пыталась выткнуть ей глаза пальцами. Ее противоправным действиям помешала судебный пристав-исполнитель Салмова.

Рассмотрев материалы дела, заслушав стороны, суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований.

Судом установлено следующее.

Решением Инзенского районного суда от 13.10.2009 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 17.11.2009 года, установлено, что квартира №. по ул. в г.Инза является коммунальной. Местами общего пользования в квартире являются кухня площадью 11,14 кв.м., коридор 7,02 кв.м., кладовая площадью 1,75 кв.м.

Две комнаты в указанной квартире занимает Бехтянова *.*. на основании договора социального найма от 2004 года.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 24.09.2004 года, Поморцевой *.*. принадлежит на праве общей долевой собственности 31/76 долей трехкомнатной коммунальной квартиры №. дома №. по ул. г.Инза на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию, выданного нотариусом Инзенского нотариального округа Моисеевой *.*. 2004 года.

Бехтянова *.*. в помещении, отнесенном к местам общего пользования – кухне, площадью 11,14 кв. м. провела канализацию и Установила унитаз.

Решением Инзенского районного суда от 19 мая 2010 года, принятым по иску Поморцевой *.*., на Бехтянову *.*. возложена обязанность привести помещение общего пользования

– кухню, в прежнее состояние путем ликвидации переустройства в результате установки туалета и канализации, демонтажа унитаза. Указанное Решение оставлено без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 29.06.2010 г.

На основании исполнительного листа Инзенского районного суда Инзенским ОСП 20.07.2010 года было возбуждено исполнительное производство.

01.11.2010 г. ФИО10 вынесено Постановление об окончании исполнительного производства в связи с исполнением решения суда от 19 мая 2010 года.

Поморцевой *.*. Постановление судебного пристава-исполнителя было обжаловано в районный суд. В жалобе ею указывалось, что ответчицей не демонтированы мойка с краном и труба водоотведения; Бехтянова, устанавливает унитаз на прежнее место и продолжает использовать его.

Решением Инзенского районного суда от 19.11.2010 года заявление Поморцевой *.*. об обжаловании действий судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по Инзенскому району Ульяновской области ФИО11 оставлено без удовлетворения.

При этом суд указал, что исполнительное производство окончено обосновано, поскольку требования, содержащиеся в исполнительном документе о демонтаже унитаза, исполнены. Суд указал, что при рассмотрении иска Поморцевой *.*. к Бехтяновой *.*. о демонтаже унитаза и канализации, Поморцевой *.*. требования о демонтаже мойки и относящейся к ней канализационной системе не заявлялись, и, соответственно, не могли являться предметом рассмотрения.

Читайте также:  Штраф за парковку на пешеходном тротуаре

Из смысла ст. 151 ГК РФ следует, что моральный вред (физические и нравственные страдания) подлежит возмещению в денежном выражении в том

случае, если гражданину он причинен действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ одним из оснований компенсации морального вреда является распространение сведений порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, а также иные случаи, предусмотренные законом.

Судебная защита – право каждого, закрепленное Конституцией РФ. Обращаясь в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, Поморцева *.*. полагала, что Бехтяновой *.*. не в полной мере исполнено Решение суда, следовательно, преждевременно окончено исполнительное производство. Обращение в суд в установленном законом порядке само по себе не может служить основанием для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

При этом, обращаясь в суд, Поморцева *.*. имела цель защитить свои права и охраняемые законом интересы, а не намерение причинить вред Бехтяновой *.*. Иными словами, суд не усматривает в действиях Поморцевой *.*. злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Учитывая вышеизложенное, не может служить основанием для привлечения Поморцеву *.*. к гражданско-правовой ответственности то

обстоятельство, что она неоднократно обращалась в суд с различными исковыми требованиями к Бехтяновой *.*.

Требуя взыскать с Поморцевой *.*. компенсацию морального вреда, Бехтянова *.*. указала, что ранее ответчица оскорбительно выражалась в ее адрес, называя ее придурком, лошадью, выражаясь в ее адрес нецензурно.

Между тем, по указанным фактам имеются вступившие в законную силу судебные постановления.

Так, по факту оскорбления Поморцевой *.*. Бехтянову *.*. 12.10.2009 года в здании суда (выражения «шалава, мразь, воровка, с лестницы спущу», нецензурное выражение) Приговором судебного участка №1 от 02.04.2010 года Поморцева *.*. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 3000 руб. в доход государства. В пользу Бехтяновой *.*. с Поморцевой *.*. взыскана компенсация морального вреда в сумме 1000 руб. Постановлением апелляционной инстанции от 05.05.2010 года Приговор мирового судьи оставлен без изменения. Определением кассационной инстанции от 30.06.2010 года оставлено без изменения Постановление апелляционной инстанции.

Приговором мирового судьи судебного участка №1 от 19 мая 2010 года Поморцева *.*. была оправдана по факту оскорбления Бехтянову *.*. здании мирового суда 12.03.2010 года (выражение «Эта Бехтянова ходит по центру как лошадь»), и по факту оскорбления 18.03.2010 года в здании Инзенского районного суда (выражение «Бехтянова придурок»). Требования Бехтяновой *.*. о взыскании компенсации морального вреда в сумме

25000 руб. оставлены без удовлетворения. Приговор оставлен без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 13.08.2010 года.

Иных доказательств, подтверждающих факты оскорблений со стороны Поморцевой *.*., истица не представила.

Таким образом, законных оснований для удовлетворения требований Бехтяновой *.*. о взыскании с Поморцевой *.*. компенсации морального вреда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 56, 194-198, гл. 25 ГПК РФ, судья

Исковые требования Бехтяновой *.*. к Поморцевой *.*. о взыскании компенсации морального вреда в сумме 100000 рублей оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Ульяновский областной суд через Инзенский районный суд в течение 10 дней со дня принятия в окончательной форме.

г.Норильск 28 ноября 2012 года

Норильский городской суд Красноярского края

в составе председательствующего судьи Андриишин Д.В.,

при секретаре судебного заседания Узяковой З.А.,

с участием истицы Ивановой Н.А.,

представителей ответчика Елисеевой А.В., Гизатуллиной А.Р.

прокурора Бусловской Л.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ивановой Н.А. к Обществу с ограниченной ответственностью «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» о взыскании компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:

Иванова Н.А. обратилась с исковыми требованиями к Обществу с ограниченной ответственностью «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» (далее – ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани») о взыскании компенсации морального вреда, мотивируя тем, что на основании фактического допущения к работе с ДД.ММ.ГГГГ с ведома работодателя работала в должности уборщицы помещений первого этажа общежития ООО «Три моря» с 08 до 19 часов – по 11 часов ежедневно с понедельника по субботу включительно. ДД.ММ.ГГГГ во время выполнения своих должностных обязанностей в теплоцентре общежития истице было причинено увечье. Несчастный случай произошел вследствие не обеспечения ответчиком безопасных условий и охраны труда, из-за ненадлежащего состояния пола в теплоцентре общежития, которое относится к внутренней территории и находится в ведении ответчика. На ответчике лежит обязанность по своевременному ремонту. О произошедшем истица в пояснительной записке незамедлительно сообщила работодателю г-ну Джихану. Теплоцентр представляет собой постройку в виде конструкции из металлического контейнера, пол в котором полностью прогнил, имеется множество значительных дыр, прикрытых листами фанеры и картонной бумаги. В одну из дыр провалилась деревянная табуретка, на которую истица присела ДД.ММ.ГГГГ, после чего упала назад спиной. Ранее у истицы в одну из дыр проваливалась правая нога. Свидетелем произошедшего являлась уборщица 2-3 этажа Г.Н. Истица обратилась в медпункт на территории общежития, где медсестра г-жа Сина сделала ей уколы, дала таблетки, смазала обезболивающей мазью ушибленную припухшую и покрасневшую кисть правой руки. В результате падения истице был причинен перелом ребра справа, ушиб головы. В связи с ухудшением состояния здоровья истица работать не смогла, обратилась в травмпункт. Истице требуется дальнейшая медицинская регулярная помощь, ей назначены дополнительные лечебные процедуры, обследования, приобретение лекарственных препаратов. Истица не может выполнять трудовые обязанности, испытывает дискомфорт, двигается с трудом. Ответчик не пытался до суда компенсировать причиненный вред. При обращении за расчетным листком причитающейся заработной платы, получила отказ. Работодатель г-н Джихан в грубой форме оскорблял и угрожал истице, что усугубило вину ответчика и повлекло гипертонический кризис истицы. Просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере , судебные расходы (почтовые услуги, набор и распечатка, ксерокопирование) в размере

В судебном заседании истица Ивановой Н.А. настаивала на исковых требованиях по вышеизложенным основаниям, привела аналогичные доводы, дополнительно пояснив, что в ДД.ММ.ГГГГ познакомилась с Б.Л., работавшей уборщицей 1-го этажа общежития ООО «Три моря». В конце ДД.ММ.ГГГГ Б.Л. сообщила, что в ДД.ММ.ГГГГ ей необходимо на время выехать из , но ее не отпускают с работы, поскольку требуют найти замену на время отсутствия. ДД.ММ.ГГГГ Б.Л. представила Ивановой Н.А. в качестве своей замены администратору ООО «Три моря» Джихану. Ивановой Н.А. отдала Джихану копию паспорта. Иных документов у нее не требовали. Джихан сказал приступать к работе. ДД.ММ.ГГГГ истица получила по ведомости 8 000 рублей за отработанное время с 01 по ДД.ММ.ГГГГ. Последний рабочий день Ивановой Н.А. отработала ДД.ММ.ГГГГ. Заявление о приеме на работу и об увольнении Ивановой Н.А. не писала. В помещении теплоцентра, где произошел несчастный случай, хранился рабочий инвентарь уборщиц. Инцидент с Джиханом произошел 28-ДД.ММ.ГГГГ.

Представитель ответчика ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» Елисеева А.В., действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, просила в иске отказать, мотивируя тем, что истица не состояла с ответчиком в трудовых отношениях, вина ответчика в причинении вреда истице отсутствует. Ивановой Н.А. в период с 03 по ДД.ММ.ГГГГ выполняла обязанности уборщицы первого этажа общежития без ведома руководства ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани». Об указанном факте руководству стало известно ДД.ММ.ГГГГ из письма трудовой инспекции, после чего проведенным расследованием установлено, что уборщице Б.Л. в период с 03 по ДД.ММ.ГГГГ потребовалось по личным делам выехать из . Б.Л. договорилась с Ивановой Н.А. о том, что последняя заменит ее на время отсутствия, а Б.Л. расплатится с Ивановой Н.А. из своей зарплаты. Замена была осуществлена с разрешения администратора А.А., который не является лицом, уполномоченным решать кадровые вопросы. Со слов уборщицы Г.Н., Иванова Н.А. упала со скамеечки в теплоцентре, расположенном на первом этаже общежития. Теплоцентр находится в ведении главного энергетика общества, не является помещением свободного доступа и, как правило, закрыт. Указанный теплоцентр не используется для хранения инвентаря уборщиц, не используется в качестве комнаты отдыха и не является помещением, которое должны убирать уборщицы. Деньги за работу за период с 03 по ДД.ММ.ГГГГ ответчиком Ивановой Н.А. не начислялись и не выплачивались.

Представитель ответчика ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» Гизатуллина А.Р., действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, поддержала доводы представителя Елисеевой А.В.

Читайте также:  Ночной прокат визы в финляндию

Прокурор – старший помощник прокурора Бусловская Л.А. полагала исковые требования необоснованными, ссылаясь на отсутствие вины ответчика в причинении вреда здоровью и, как следствие, отсутствие оснований гражданско-правовой ответственности ответчика в виде компенсации морального вреда.

Оценив доводы участвующих в деле лиц, исследовав материалы дела, заключение прокурора, суд полагает исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ (глава 59) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст.1099 Гражданского кодекса РФ, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 ГК РФ.

Статьей 151 Гражданского кодекса РФ установлено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Нравственные и физические страдания в связи с повреждением здоровья образуют моральный вред.

Судом установлено, что теплоцентр, где по утверждению истицы ДД.ММ.ГГГГ по вине ответчика причинен вред ее здоровью, расположен на первом этаже трехэтажного здания бытового помещения, находящегося на объекте строительства Спортивно-развлекательный комплекс «Арена-Норильск» по адресу:

Указанное бытовое помещение (именуемое сторонами общежитие) используется ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» для проживания и удовлетворения бытовых нужд работников, привлеченных к строительству СРК «Арена-Норильск» (л.д.39-48).

В этой связи обязанность по надлежащему содержанию, обеспечивающему безопасность эксплуатации (использования) помещений общежития, в том числе технических помещений, к которым относится теплоцентр, возлагается на ответчика, что не оспаривалось его представителями.

Обеспечение режима ограниченного доступа к техническим помещениям также возлагается на ответчика.

ДД.ММ.ГГГГ истица на период временного отсутствия состоящей в штате ООО «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» уборщика производственных и служебных помещений (уборщицы) Б.Л., в порядке временной замены последней, осуществленной с разрешения администратора ответчика, выполняла обязанности уборщицы помещений первого этажа вышеуказанного общежития, что подтверждается пояснениями сторон.

Исходя из общих оснований ответственности за причинение вреда (Глава 59, ст.1064 ГК РФ) основанием для возмещения вреда, в том числе морального, является совокупность ряда условий: противоправность действия (бездействия) причнителя; причинная связь между действием (бездействием) и причинением вреда; вина причинителя.

Противоправность действия (бездействия) как условие возникновения ответственности за причиненный вред выражается в нарушении причинителем вреда и нормы права, и одновременно субъективного права потерпевшего.

С учетом приведенных истицей оснований иска, по настоящему делу противоправность действий (бездействия) и вина ответчика могла бы выражаться в непринятии мер по надлежащему (безопасному) содержанию помещений общежития.

При этом наличие либо отсутствие между истицей и ответчиком трудовых отношений само по себе не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о наличии либо отсутствии оснований гражданско-правовой ответственности ответчика компенсировать вред, в случае его причинения в результате ненадлежащего (небезопасного) состояния помещений общежития.

Согласно ст.56 Гражданского процессуального кодекса РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в абзаце 2 пункта 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», установленная статьей 1064 Гражданского кодекса РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Исходя из оснований иска, вышеприведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, истице надлежало представить доказательства того, что вред ее здоровью, повлекший нравственные и физические страдания, причинен в результате ненадлежащего (небезопасного) состояния пола в теплоцентре общежития, т.е. при обстоятельствах, изложенных в исковом заявлении, – деревянная табуретка, на которую истица присела ДД.ММ.ГГГГ, провалилась в одно из отверстий в полу, прикрытом листами фанеры, после чего истица упала назад спиной.

Таких доказательств истицей не представлено, а ее доводы об обстоятельствах повреждения здоровья носят голословный характер.

В частности свидетель Г.Н., допрошенная по ходатайству истицы, пояснила, что поскольку ДД.ММ.ГГГГ подключали отопление, Глухова вместе с Ивановой Н.А., которая в период с 03 по 08 сентября мыла полы вместо уборщицы Баевой, после обеда зашли погреться в теплоцентр, находящийся на первом этаже общежития. Иванова взяла с собой скамеечку. Г.Н. не видела, как Иванова садилась на скамейку, так как повернулась к ней спиной. Повернувшись на шум, Г.Н. увидела, что Иванова лежит на левом боку рядом со скамейкой (полусидя), при этом вскриков не слышала. В это время скамейка ровно стояла на полу, в пол не проваливалась. На полу, который покрыт фанерой, повреждений либо отверстий не было. Г.Н. помогла Ивановой подняться с пола, после чего они вышли из теплоцентра и продолжили работу. Иванова после падения со скамейки и когда они в 18 часов 30 минут вместе с Г.Н. уходили домой, на боли в груди либо в голове не жаловалась, говорила про давление. В связи с падением Иванова в медпункт не обращалась. Скамейка, с которой упала Иванова, вместо ножек имеет по бокам сплошные доски с небольшими выемками внизу. Высота скамейки около 30 сантиметров. На следующий день Иванова также не жаловались на боли в связи с падением, говорила о давлении.

У суда нет оснований ставить под сомнения вышеприведенные показания, поскольку свидетель Г.Н. была допрошена по ходатайству истицы, какие-либо обстоятельства, которые указывали бы на заинтересованность Г.Н. в исходя дела, неблагоприятном для истицы, либо в искажении фактов не в пользу истицы, самой истицей не приведены и судом не установлены.

Доводы истицы о том, что о произошедшем она сразу сообщила в пояснительной записке администратору ответчика, ничем не подтверждаются.

Пояснительная записка, представленная истицей в материалы дела, не имеет отметок о принятии ее копии кем-либо из работников ответчика.

Кроме того, в опровержении доводов истицы об обстоятельствах причинения вреда, служит то обстоятельство, что при первичном обращении за медицинской помощью в травмпункт ДД.ММ.ГГГГ (спустя 10 дней после рассматриваемого случая) истица относительно обстоятельств травмы пояснила дежурному врачу, что ДД.ММ.ГГГГ упала дома ударилась грудной клеткой справа, при этом жаловалась на боли в груди, что подтверждается исследованной в судебном заседании карточкой травматика и показаниями свидетеля Х.Е. (врача-травматолога – заведующего травматологическим отделением).

О том, что травма была получена не 8, а ДД.ММ.ГГГГ в теплоцентре спортивного комплекса, истица пояснила врачу на приеме ДД.ММ.ГГГГ.

Также указанной карточкой травматика и показаниями свидетеля Х.Е. подтверждается, что на рентгенограммах от ДД.ММ.ГГГГ выявлен консолидированный (сросшийся) перелом с 5 по 11 ребер справа, который (перелом) является застарелым и не мог образоваться ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно показаниям врача-травматолога Х.Е. перелом ребер консолидируется (срастается) в течение двух-трех месяцев.

В этой связи у истицы был диагностирован посттравматический перихондрит – воспаление оболочки ребра, сопровождающееся выраженным болевым синдромом.

Изложенное опровергает доводы истицы о том, что последствием ее падения в теплоцентре общежития явился перелом ребер.

Таким образом, истицей не доказано и судом не установлено противоправных действий (бездействия) ответчика, которые находились бы в причинно-следственной связи с причинением вреда здоровью истицы, также не установлено вины ответчика в причинении вреда.

Нормативные положения, в силу которых в данной ситуации на ответчика, не являющегося причинителем вреда, могла бы возлагаться обязанность по возмещению вреда, отсутствуют.

При изложенных обстоятельствах суд полагает необходимым в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда – отказать.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В связи с тем, что решение состоялось не в пользу истицы, ее судебные расходы (почтовые услуги, набор и распечатка, ксерокопирование) взысканию с ответчика не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ,

В удовлетворении исковых требований Ивановой Н.А. к Обществу с ограниченной ответственностью «Три Моря Констракшн и Трейд Компани» о взыскании компенсации морального вреда – отказать.

Решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Красноярского краевого суда через Норильский городской суд путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья Д.В. Андриишин

Решение в окончательной форме принято 03 декабря 2012 года.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector