Солидарное взыскание морального вреда

Солидарное взыскание морального вреда

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Томск 31 августа 2017 года

Октябрьский районный суд г. Томска в составе:

председательствующего судьи Перемитиной И.А.,

при секретаре Марущенко Р.В.,

истца Гущина А.П.,

представителя истца Мандрик Н.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Гущина Алексея Павловича к Матвееву Евгению Георгиевичу, Янковскому Павлу Геннадьевичу о солидарном взыскании материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

Гущин А.П. обратился в суд с иском (с учетом уточнения) к Матвееву Е.Г., Янковскому П.Г. о солидарном взыскании в счет материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия (далее по тексту – ДТП), денежных средств в размере 172402,52 руб., расходов, связанных с оплатой услуг службы аварийных комиссаров в размере 4500 руб., на проведение экспертизы – 4300 руб., почтовых расходов – 215 руб., расходов по оплате услуг представителя – 10000 руб., по оформлению доверенности – 1000 руб., о взыскании компенсации морального вреда в размере 10000 руб., расходов по оплате государственной пошлины.

В обоснование иска указано, что в результате ДТП, произошедшего 05.04.2017 на трассе Томск-Победа с. Чернышовка по вине водителя Янковского П.Г., управляющего автомобилем BMW 520I, государственный регистрационный знак . принадлежащего Матвееву Е.Г., транспортному средству истца RENAULT LOGAN, государственный регистрационный знак . были причинены повреждения. Стоимость восстановительного ремонта по заключению эксперта составляет 172402,52 руб. Гражданская ответственность ответчиков на момент ДТП была не застрахована, в связи с чем просит взыскать ущерб в солидарном порядке с виновника ДТП и владельца транспортного средства.

В судебном заседании истец и его представитель Мандрик Н.Ф., действующая на основании доверенности от 16.08.2017 №70 АА 1053425, поддержали уточненные исковые требования по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Третье лицо АО «СОГАЗ», извещенное надлежащим образом о дате, времени и месте разбирательства по делу, в судебное заседание представителя не направило, причин неявки суду не сообщило, об отложении рассмотрения дела не просило.

Ответчики Матвеев Е.Г., Янковский П.Г. в судебное заседание не явились.

В силу п.1 ст. 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ) заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

Как разъяснено в п.63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», по смыслу п.1 ст. 165.1 ГК РФ юридически значимое сообщение, адресованное гражданину, должно быть направлено по адресу его регистрации по месту жительства или пребывания либо по адресу, который гражданин указал сам (например, в тексте договора). При этом необходимо учитывать, что гражданин несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по указанным адресам.

Судом приняты исчерпывающие меры по надлежащему извещению ответчиков, которым неоднократно направлялись судебные извещения – повестки, телеграммы – по месту регистрации, совпадающему с местом жительства, указанным в ходе проведения сотрудниками ГИБДД проверки по факту ДТП, однако ими получены не были.

При таких обстоятельствах на основании ст. 167 ГПК РФ суд счел возможным признать извещение ответчиков надлежащим и рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Выслушав объяснения истца и его представителя, исследовав письменные доказательства, суд приходит к следующему.

Статья 15 ГК РФ предусматривает, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Пунктом 1 ст. 1064 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно п.3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст.1064 ГК РФ). К числу источников повышенной опасности в силу п.1 указанной статьи относятся транспортные средства.

В силу абз.2 п.1 ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

На основании ст. 1082 ГК РФ суд, удовлетворяя требование о возмещении вреда, в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (п.2 ст. 15).

В судебном заседании установлено, что истцу Гущину А.П. на праве собственности принадлежит автомобиль RENAULT LOGAN, 2015 года выпуска, VIN . государственный регистрационный знак . что подтверждается свидетельством о регистрации транспортного средства серии 70 37 № 433316 от 24.12.2015.

05.04.2017 в 09 часов 30 минут на автодороге Томск-Победа, с. Чернышовка произошло ДТП с участием автомобиля истца RENAULT LOGAN, государственный регистрационный знак . под его управлением, и автомобиля BMW 520I, государственный регистрационный знак . принадлежащего Матвееву Е.Г., под управлением Янковского П.Г., совершившего столкновение с автомобилем истца. Указанные обстоятельства подтверждаются справкой о ДТП от 05.04.2017, схемой административного правонарушения, постановлением №18810070170003085527 от 05.04.2017, которым Янковский П.Г. за нарушение п.11.1 ПДД РФ привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде административного штрафа.

Определяя надлежащего ответчика по делу, суд учитывает, что в силу п.1 ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства.

Согласно положениям ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

В силу п.2 ст. 1079 ГК РФ при наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

Учитывая, что доказательств виновности собственника транспортного средства в противоправном изъятии из его правообладания автомобиля, в результате чего могла бы наступить его ответственность, равно как и доказательств противоправного выбытия автомобиля BMW 520I, государственный регистрационный знак . из обладания собственника Матвеева Е.Г., в судебном заседании не представлено, при этом возможность солидарного взыскания имущественного вреда, причиненного в результате взаимодействия транспортных средств, с виновника ДТП и собственника транспортного средства законом не предусмотрена, суд считает, что исковые требования, предъявленные к собственнику автомобиля Матвееву Е.Г., удовлетворению не подлежат.

Поскольку действия Янковского П.Г., допустившего нарушения ПДД РФ, в результате чего произошло ДТП, лежат в причинно-следственной связи с причинением ущерба имуществу истца, он является надлежащим ответчиком по делу.

В подтверждение размера причиненного вреда Гущиным А.П. представлено заключение №04.039/2017 от 19.04.2017 ООО «Томская независимая оценочная компания», согласно которому стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца составляет без учета износа – 177854 руб., с учетом износа – 172403 руб.

Каких-либо доказательств, опровергающих правильность и достоверность выводов данного заключения, стороной ответчика в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ в судебном заседании не представлено.

Из справки о ДТП следует, что гражданская ответственность Янковского П.Г. на момент ДТП застрахована в установленном законом порядке не была, в связи с чем именно на Янковского П.Г. должна быть возложена обязанность по возмещению истцу причиненного материального ущерба.

Таким образом, с учетом ч. 3 ст. 196 ГПК РФ взысканию с причинителя вреда Янковского П.Г. в пользу истца подлежат денежные средства в размере 172402,52 руб. (в пределах заявленных требований) в счет возмещения стоимости восстановительного ремонта автомобиля.

Судом также установлено, что истец в связи с ДТП понес расходы по оплате услуг службы аварийных комиссаров на сумму 4500 рублей, что подтверждается квитанцией серии КБ № 001725 от 05.04.2017. Поскольку данные расходы понесены истцом в связи с причинением вреда его автомобилю ответчиком Янковским П.Г., суд считает необходимым взыскать с Янковского П.Г. в пользу истца 4500 рублей.

Разрешая требования истца о взыскании компенсации морального вреда, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно разъяснению, содержащемуся в п.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Таким образом, право требовать взыскания компенсации морального вреда осуществляется только в случаях, предусмотренных в законе.

Действующее законодательство РФ не устанавливает ответственность в виде компенсации морального вреда за имущественный ущерб, причиненный повреждением транспортного средства.

Доводы истца о том, что в результате ДТП и неправомерного поведения ответчиков, а также от бюрократических ответов страховой компании, отказавшей ему в возмещении причиненного вреда, он перенес большой стресс, основанием для взыскания с ответчиков компенсации морального вреда не являются, поскольку личные неимущественные права истца ответчиками не нарушены, за ответы страховой компании и их восприятие Гущиным А.П. ни Янковский П.Г., ни Матвеев Е.Г. ответственность нести не могут.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения требований истца о взыскании компенсации морального вреда не имеется, в связи с чем в удовлетворении иска в указанной части суд считает необходимым отказать.

Разрешая требования истца о взыскании судебных расходов, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Перечень издержек, связанных с рассмотрением дела, установлен ст. 94 ГПК РФ, при этом он не является закрытым и позволяет суду включать в судебные расходы любые признанные судом необходимыми расходы, связанные с рассмотрением дела.

Как следует из разъяснения, содержащегося в п.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», расходы, понесенные истцом в связи с собиранием доказательств до предъявления искового заявления в суд, могут быть признаны судебными издержками, если несение таких расходов было необходимо для реализации права на обращение в суд и собранные до предъявления иска доказательства соответствуют требованиям относимости, допустимости.

До обращения в суд с настоящим исковым заявлением истцом были понесены расходы по проведению оценки размера расходов на восстановительный ремонт его транспортного средства, стоимость которых составила 4300 рублей, что подтверждается договором на оказание услуг по экспертизе № 04039 от 06.04.2017, кассовыми чеками от 19.04.2017 и от 06.04.2017, квитанциями к приходным кассовым ордерам № 322 и № 361 от 06.04.2014 и от 19.04.2017 соответственно. Поскольку данные расходы являлись необходимыми для реализации права на обращение в суд, они подлежат взысканию с Янковского П.Г. в пользу истца.

Также истцом понесены расходы, связанные с оплатой почтовых услуг, что подтверждается квитанциями от 03.05.2017 на сумму 215 руб., вызванные необходимостью направления ответчикам досудебных претензий. Данные расходы суд признает судебными издержками, подлежащими взысканию с ответчика Янковского П.Г. в пользу истца.

Читайте также:  Участки земли в подмосковье цены

Разрешая требования о взыскании с ответчика расходов, связанных с оформлением нотариальной доверенности, выданной на имя представителя, суд учитывает, что согласно разъяснению, содержащемуся в п.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», расходы на оформление доверенности представителя также могут быть признаны судебными издержками, если такая доверенность выдана для участия представителя в конкретном деле или конкретном судебном заседании по делу.

Из имеющейся в деле доверенности 70 АА 1053425 от 16.08.2017 следует, что она выдана истцом на имя представителя Мандрик Н.Ф. для представления интересов истца по гражданским делам во всех судебных, административных и правоохранительных органах, органах дознания, прокуратуре и иных правоохранительных органах, в том числе во всех судах судебной системы Российской Федерации со всеми правами, какие предоставлены законом заявителю, истцу, ответчику, третьему лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, защитнику.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что указанная доверенность выдана не только для участия представителя в данном деле, в связи с чем расходы на оплату услуг нотариуса в сумме 1000 руб., связанные с оформлением доверенности, возмещению не подлежат.

В силу положений ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в том числе, расходы на оплату услуг представителей.

Согласно ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Истцом заявлено о взыскании расходов по оплате услуг представителя в размере 10000 рублей.

В подтверждение данных расходов представлен договор оказания юридических услуг от 25.04.2017, заключенный между истцом (Заказчик) и Мандрик Н.Ф. (Исполнитель), согласно которому исполнитель обязался оказать, а заказчик оплатить юридические и консультационные услуги в связи с ДТП, произошедшим 05.04.2017, представлять его интересы в судебных и иных правоохранительных органах о взыскании убытков материального и морального ущерба и судебных расходов.

В соответствии с п. 3.2 договора Мандрик Н.Ф. получила от Гущина А.П. 10000 руб., что подтверждается распиской от 31.08.2017.

Таким образом, факт несения истцом расходов на оплату услуг представителя в заявленном размере является подтвержденным.

В соответствии с разъяснением, содержащимся в п.13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Из материалов дела следует и истцом в судебном заседании подтверждено, что представитель истца Мандрик Н.Ф. составила исковое заявление, участвовала в подготовке дела к судебному разбирательству (28.07.2017), в судебных заседаниях (16.08.2017, продолжительностью 10 минут, и 31.08.2017, продолжительностью 01 час 45 минут).

Расходы на оплату услуг представителя с учетом сложности дела, времени, затраченного представителем истца на участие в рассмотрении дела, объема произведенной представителем работы, категории возникшего спора, частичного удовлетворения заявленных требований, а также принципов разумности и справедливости, суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца в размере 9000 руб.

В соответствии со ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации, с учетом размера удовлетворенных исковый требований расходы по оплате государственной пошлины, понесенные истцом на общую сумму 4648,05 руб. (согласно чеку-ордеру от 30.06.2017), также подлежат взысканию с Янковского П.Г. в пользу Гущина А.П., излишне уплаченная государственная пошлина в размере 265,95 руб. подлежит возврату истцу из местного бюджета в соответствии со ст. 333.40 НК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

исковые требования Гущина Алексея Павловича удовлетворить частично.

Взыскать с Янковского Павла Геннадьевича в пользу Гущина Алексея Павловича 195065 рублей 57 копеек, из которых:

– 172402 рубля 52 копейки – в счет возмещения ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия;

– 4300 рублей – расходы по оплате экспертизы;

– 4500 рублей – расходы по оплате услуг службы аварийных комиссаров;

– 215 рублей – почтовые расходы;

– 9000 рублей – расходы на оплату услуг представителя;

– 4648 рублей 05 копеек – расходы по оплате государственной пошлины.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Возвратить Гущину Алексею Павловичу излишне уплаченную государственную пошлину в размере 265 рублей 95 копеек по чеку-ордеру от 30.06.2017.

После вступления решения суда в законную силу обеспечительные меры, наложенные определением Октябрьского районного суда г. Томска от 31.07.2017, отменить.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд в течение месяца со дня изготовления в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Октябрьский районный суд г. Томска.

Судья: И.А. Перемитина

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ УЩЕРБА ОТ ДТП:

Парфентьева Т.В. обратилась в суд с иском к ОАО «ЯПАТП-3» о взыскании компенсации морального вреда в размере руб. расходов по оплате услуг представителя в размере руб..В обоснование иска указано, что ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА произошло ДТП с участием авто.

Мартирасян Ж.С. обратилась в суд с иском к мэрии г.Ярославля о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.В обоснование иска указала, что 10 апреля 2017 года в районе дома 2 на ул. Осташинской в г.Ярославле прои.

А. Эрделевский, доцент МГЮА, кандидат юридических наук.

С момента появления института компенсации морального вреда в российском законодательстве судами уже рассмотрено довольно большое количество дел, связанных с компенсацией морального вреда, причиненного повреждением здоровья, распространением порочащих сведений и другими правонарушениями. Учитывая относительную новизну этого правового института, представляется целесообразным рассмотреть ряд вопросов материального и процессуального права, связанных с компенсацией морального вреда. Начнем с анализа судебного решения по конкретному широко известному делу.

Министр внутренних дел РФ А. Куликов предъявил к бывшему секретарю Совета безопасности А. Лебедю и газете "Аргументы и факты" иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, которые, по мнению министра, оказались опорочены в результате распространения не соответствующих действительности сведений. Эти сведения содержались в опубликованном газетой интервью, которое А. Лебедь дал корреспонденту газеты. В интервью он сделал заявление о якобы совершенных министром финансовых правонарушениях. А. Куликов просил суд обязать А. Лебедя опровергнуть распространенные сведения и взыскать с него компенсацию за причиненный моральный вред в размере 1 руб., а также обязать газету опубликовать опровержение и взыскать с нее компенсацию морального вреда в размере 500 млн. руб. Решением суда с А. Лебедя взыскано в качестве компенсации морального вреда – 1 руб., с газеты – 100 млн. руб. .

По сообщению "АиФ" (N 12, 1997), определением от 18.03.97 Московский городской суд изменил решение суда первой инстанции по этому делу, снизив размер взысканной с "АиФ" компенсации до 100 тыс. руб.

Это решение заслуживает комментария в силу его противоречия требованиям закона. Видимо, ответчикам не удалось доказать соответствие действительности распространенных ими сведений и, таким образом, в данном случае имело место совместное причинение А. Лебедем и газетой морального вреда министру, т.е. существовала причинная связь между совместными действиями ответчиков и наступившим результатом этих действий – моральным вредом. Этот вред подлежал компенсации. Согласно ст. 1080 ГК лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Солидарная ответственность причинителей вреда означает, что потерпевший вправе требовать возмещения причиненного вреда (в данном случае – компенсации морального вреда) как от всех причинителей совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и частично (п. 1 ст. 323 ГК). Если потерпевший не получит полной компенсации от одного из сопричинителей вреда, он имеет право требовать недополученное от остальных сопричинителей вреда, при этом они остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (п. 2 ст. 323 ГК).

Итак, по общему правилу ст. 1080 ГК, компенсация должна быть взыскана с ответчиков солидарно. Впрочем, ст. 1080 допускает отступление от этого общего правила: по заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их применительно к правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1081 ГК. Пункт 2 ст. 1081 ГК устанавливает, что причинитель вреда, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения в размере, соответствующем степени вины этого причинителя вреда, а при невозможности определить степень вины доли признаются равными. Допустим, что в данном случае суд решил применить к сопричинителям вреда долевую ответственность. Как показано выше, это возможно при одновременном наличии двух условий: 1) если потерпевший заявляет о возложении на причинителей вреда ответственности в долях; 2) если это соответствует интересам потерпевшего. Первое условие, несомненно, выполнялось, если именно так министр сформулировал исковые требования. Однако второе условие в данном случае отсутствовало. С точки зрения реального взыскания компенсации солидарная ответственность ставит потерпевшего в более выгодное положение по сравнению с долевой, поскольку все те возможности, которые предоставляет потерпевшему возложение на причинителей долевой ответственности, с избытком охватываются возможностями, предоставляемыми ему при возложении солидарной ответственности. Если потерпевший не захочет воспользоваться возможностями, которые предоставляет ему солидарная ответственность, в полном объеме, он вправе по своему усмотрению производить взыскание с причинителей в долях.

На наш взгляд, возможна лишь одна гипотетическая ситуация, при которой возложение на причинителей вреда именно долевой, а не солидарной ответственности более соответствует интересам потерпевшего: если потерпевший находится в настолько близких и специальных (например, супружеских или родственных) отношениях с одним из причинителей вреда, что для него естественно проявлять заботу об имущественном благополучии такого причинителя, потерпевший может опасаться, что его наследник взыщет по правилам о солидарной ответственности всю присужденную сумму компенсации именно с этого причинителя вреда, которому впоследствии может оказаться сложно или невозможно произвести обратное взыскание с остальных причинителей вреда (например, в случае их несостоятельности). Понятно, что такие специальные отношения между А. Куликовым и А. Лебедем отсутствовали. Поэтому возложение долевой ответственности в данном случае не соответствует требованиям закона.

Кроме того, долевая ответственность должна распределяться между причинителями вреда пропорционально степени вины каждого из них, а при невозможности ее определить – поровну. Поскольку согласно ст. 1100 ГК компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, при отсутствии вины в действиях всех причинителей вреда ответственность также распределяется поровну между причинителями. Хотя общий размер компенсации в случае опорочения чести, достоинства и деловой репутации не зависит от вины причинителя вреда (ст. 1101 ГК), распределение ответственности между причинителями подчиняется правилу п. 2 ст. 1081 ГК, т.е. пропорционально степени вины каждого из них. Итак, поскольку суд определил общий размер компенсации в 100000001 руб., то при отсутствии вины А. Лебедя и газеты, а также при невозможности определить степень вины каждого из них с А. Лебедя и газеты должно было быть взыскано по 50000000 руб. (отбросим 50 копеек). Если в распространении не соответствующих действительности сведений была бы виновна только газета, а степень вины А. Лебедя равнялась нулю, то вся компенсация при возложении долевой ответственности должна бы быть взыскана только с газеты (и наоборот). Отсюда хорошо видны преимущества солидарной ответственности – потерпевший может производить взыскание с газеты даже при отсутствии ее вины, а невозможность для газеты произвести обратное взыскание с виновного автора публикации может создать неблагоприятные имущественные последствия лишь для самой газеты, но не для потерпевшего. Однако решение о взыскании с А. Лебедя 1 руб. позволяет предположить, что суд усмотрел наличие вины в его действиях. Это неудивительно, поскольку он являлся источником распространенных сведений и, занимая ответственную государственную должность, был обязан проверить соответствие действительности этих сведений и имел для этого большие, чем у газеты, возможности. При подобных обстоятельствах степень его вины не могла составлять одну стомиллионную долю от степени вины газеты, т.е. быть пренебрежимо малой. Но, как показано выше, для возложения долевой ответственности в этом деле вообще нет оснований. Более того, сумма компенсации в один рубль позволяет предположить причинение истцу столь незначительного морального вреда, что это ставит под сомнение обоснованность размера компенсации морального вреда, взысканной со второго ответчика. При использовании разработанной автором методики размер компенсации составил бы около 18 млн. руб.

Читайте также:  Как погасить задолженность по квартире

См.: Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. М., изд-во БЕК, 1997.

Этот пример дает основание затронуть и некоторые процессуальные аспекты дел, связанных с рассмотрением требований о компенсации морального вреда. Как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления N 10 от 20 декабря 1994 г. "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной форме. Исходя из этого Пленум сделал вывод, что государственная пошлина по таким делам должна взиматься в размере, установленном Законом "О государственной пошлине" для требований неимущественного характера. Доводы Пленума представляются достаточно спорными, поскольку, хотя моральный вред, безусловно, является неимущественным вредом, вытекающее из причинения этого неимущественного вреда требование о взыскании денежной компенсации носит имущественный характер и должно повлечь взыскание государственной пошлины исходя из ставок, установленных для имущественных требований. По нашему мнению, более правильным был бы иной подход к этому вопросу.

Согласно ст. ст. 151, 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом. Какой-либо базовый или ориентированный размер компенсации законом не установлен, как не существует и общей единицы измерения или эквивалента между перенесенными страданиями и денежной единицей. Отсюда следует, что до вынесения судебного решения размера компенсации морального вреда не существует – он возникает только с момента вынесения решения судом, и, соответственно, у истца нет права требовать взыскания какого-либо определенного размера компенсации. Это не означает, что истец не может выразить в исковом заявлении свое мнение о следуемом ему размере компенсации, но это будет лишь мнением истца, но не ценой иска в смысле ст. 126 ГПК РСФСР. Собственно размер компенсации не входит в предмет доказывания по иску о компенсации морального вреда. Предметом доказывания по гражданскому делу является совокупность юридических фактов (юридический состав), образующих основание иска. Основание иска о компенсации морального вреда – виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических или нравственных страданий. Доказыванию, в частности, подлежит характер причиненных страданий, степень вины причинителя вреда, наличие у потерпевшего индивидуальных особенностей, так как эти обстоятельства учитываются судом при определении размера компенсации (ст. 151, 1101 ГК РФ). Предметом иска является субъективное право истца на компенсацию такого вреда в денежной форме. Содержание же иска – это то действие, о совершении которого истец просит суд, т.е. в данном случае:

  1. признать право истца на компенсацию морального вреда в принципе;
  2. определить денежный размер компенсации морального вреда;
  3. взыскать с истца компенсацию в определенном судом размере.

Такой способ защиты гражданских прав предусмотрен ст. 12 ГК РФ. В случаях причинения имущественного вреда и вреда жизни и здоровью (в части имущественных последствий) объем и размер возмещения определен законом (ст. ст. 1064, 1082, 1084 – 1092 ГК), от регулирования же размера денежной компенсации морального вреда законодатель, по существу, отказался, оставив этот вопрос на усмотрение суда. Ответственность за причинение морального вреда имеет компенсационно – штрафной характер. Вряд ли есть необходимость доказывать, что оценка страданий в деньгах или иной материальной форме невозможна. Денежная компенсация за причинение морального вреда призвана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения в психической сфере личности, обусловленные перенесенными страданиями. Понятно, однако, что степень такого "сглаживания" будет иметь достаточно условный характер, что неизбежно в силу особенностей морального вреда. Можно сделать вывод, что именно в связи с условным в вышеуказанном смысле характером компенсации морального вреда законодатель отказался от прямого регулирования его конкретного размера, оставив этот вопрос на усмотрение суда. Именно поэтому у истца нет субъективного права требовать компенсации морального вреда в заранее определенном размере. Он может лишь заявить, чтобы суд определил этот размер и вынес решение о соответствующем взыскании с ответчика. Возможна ситуация, при которой правонарушитель не оспаривает виновность и противоправность своего действия, не отрицает факта причинения морального вреда и согласен произвести его компенсацию, но считает невозможным сделать это до тех пор, пока ее размер не определен судом, так как до вынесения решения по делу у потерпевшего отсутствует право на определенный размер компенсации. В принципе нельзя исключить возможность обращения потерпевшего к суду с заявлением об определении размера компенсации морального вреда. Если при причинении имущественного вреда любого вида (повреждение вещи, утрата дохода и т.п.) размер причиненного вреда объективно существует (как и сам вред) в виде цены вещи или размера дохода, которые можно выяснить в торговой организации или из соответствующих документов, поскольку цена в конечном счете отражает объем трудозатрат, связанных с изготовлением материального объекта (а в более сложных случаях, например, в отношении предметов искусства, – путем экспертной оценки), то в отношении компенсации за страдания законодатель отвел роль "эксперта" суду. Поэтому в случае добровольной компенсации морального вреда возместивший его не может быть уверен в отсутствии в последующем каких-либо претензий со стороны потерпевшего и не "застрахован" от определения судом совершенно иного размера компенсации. Автор, конечно, не выступает против добровольной компенсации морального вреда, но это своего рода предупреждение о том, что добровольная выплата не препятствует потерпевшему предъявить иск о компенсации морального вреда. Поэтому следует надлежащим образом оформлять добровольную выплату путем заключения досудебного мирового соглашения, в котором, в частности, должно быть отражено, что потерпевший всесторонне оценивает глубину перенесенных им к моменту достижения соглашения и могущих быть перенесенными в будущем страданий, сознает, что решением суда мог бы быть определен как более высокий, так и более низкий размер компенсации, и считает себя полностью удовлетворенным в случае ее выплаты в соответствии с условиями соглашения.

Применительно к уплате госпошлины это означает, что иск о компенсации морального вреда имеет цену, но в момент предъявления иска она не известна и определяется судом при разрешении дела. Поэтому, пользуясь терминологией Закона "О государственной пошлине", исковое заявление о компенсации морального вреда следует относить к числу исковых заявлений имущественного характера, не подлежащих оценке в момент их предъявления, и взыскивать при подаче заявления соответствующую фиксированную госпошлину (т.е. 10% минимального размера оплаты труда), считая этот размер госпошлины, в порядке аналогии со ст. 84 ГПК РСФСР, предварительно установленным судьей, с последующим довзысканием госпошлины "сообразно цене иска, определенной судом при разрешении дела". Если суд откажет во взыскании компенсации морального вреда, т.е. признает отсутствие у истца права на такую компенсацию и, следовательно, не приступит к определению ее размера, то это означает, что исковое заявление, которое не подлежало имущественной оценке на момент предъявления иска, осталось таковым и на момент вынесения решения по делу. Уплаченная госпошлина в этом случае возврату не подлежит. Если суд признает право истца на компенсацию морального вреда и, определив размер компенсации, взыщет ее с ответчика, расходы по оплате госпошлины должны быть взысканы с ответчика в пользу истца в размере предварительно уплаченной госпошлины, а в остальной части – в доход государства. При этом сумма госпошлины определяется сообразно взысканной сумме компенсации по ставкам, установленным для исковых заявлений имущественного характера, подлежащих оценке. Если окончательная сумма госпошлины окажется меньше внесенной истцом при подаче искового заявления (что на практике будет встречаться крайне редко, разве что при взыскании символической компенсации, как в вышеприведенном примере – 1 руб.), то излишне внесенная госпошлина должна быть возвращена истцу.

Поскольку выраженное истцом мнение о размере компенсации не образует цену иска в смысле ст. 126 ГПК, то и какие-либо изменения во мнении истца по этому поводу, выраженные письменно или устно в процессе производства по делу в суде первой инстанции, не являются увеличением или уменьшением размера исковых требований в смысле ст. 34 ГПК. По тем же причинам определение судом компенсации морального вреда в размере большем, чем указывает истец, не являлось бы выходом суда за пределы исковых требований в порядке ст. 195 ГПК.

Означает ли это, что мнение истца о размере компенсации вообще не имеет правового значения? Нет. Мнение истца о размере компенсации следует относить к числу "иных заслуживающих внимания обстоятельств" (ст. 151 ГК РФ). Каким образом суду следует учитывать это обстоятельство? Нет оснований не считать заявленный истцом размер косвенно подтверждающим глубину перенесенных им страданий, но суду при оценке мнения истца следует учитывать, что оно носит субъективный характер. Поэтому нет никаких препятствий для определения меньшего, по сравнению с заявленным истцом, размера компенсации. Но назначать его в большей сумме, чем заявил истец, суд не должен, в том числе и при предъявлении исков о взыскании символических сумм компенсации. Следует исходить из предположения о том, что, в силу специфики морального вреда и предназначения компенсации для сглаживания перенесенных потерпевшим страданий, требование символического размера компенсации свидетельствует (в подавляющем большинстве случаев) либо о незначительности перенесенных страданий, либо о нежелании истца в действительности защищать свои права путем взыскания компенсации морального вреда, что полностью соответствует принципу свободы лица в осуществлении и защите гражданских прав по своему усмотрению.

Дюртюлинский районный суд Республики Башкортостан в составе: председательствующего судьи Галяутдинова *.*., с участием истца Ахметова *.*., представителя истца по доверенности Шарафиевой *.*., ответчиков Дербенёвой *.*., Дербенева *.*., представителя ответчиков адвоката Гарифзяновой *.*., представившей ордер № от ДД.ММ.ГГГГ., удостоверение № от ДД.ММ.ГГГГ имеющей рег. №, помощника Дюртюлинского межрайонного прокурора Насретдинова *.*.,

при секретаре Сулеймановой *.*., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ахметова *.*. к Ф.И.О. Дербенева *.*. о возмещении солидарно морального вреда причиненного в результате ДТП, взыскании расходов на оплату услуг представителя,

Ахметова *.*. обратился в Дюртюлинский районный суд РБ к Дербенёвой *.*. с исковым заявлением о взыскании компенсации морального

вреда в размере руб. причиненного в результате ДТП, взыскании расходов на оплату услуг представителя.

В дальнейшем Ахметова *.*. изменил исковые требования и просит взыскать солидарно Дербенева *.*., Дербенёвой *.*. компенсацию морального вреда в размере руб. причиненного в результате ДТП и расходы на оплату услуг представителя в размере руб.

В своём иске Ахметова *.*. указал, что ДД.ММ.ГГГГ ответчик Дербенева *.*. находясь в состоянии алкогольного опьянения, не имея водительского удостоверения, управляя а/м г/н , принадлежащей ее матери Дербенева *.*., на , совершила на Ахметова *.*. наезд. В результате ДТП, он получил тяжкие телесные повреждения опасные для жизни и здоровья, в виде открытого оскольчатого перелома диафиза левой большеберцовой кости, закрытого перелома диафиза левой малоберцовой кости, которые вызвали стойкую утрату трудоспособности не меньше чем на одну треть. Данное ДТП произошло по вине ответчика Дербеневой *.*., что подтверждается материалами уголовного дела и вступившим в законную силу Приговором Дюртюлинского районного суда РБ от ДД.ММ.ГГГГ которым Дербенева *.*. признана виновный в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ.

В результате ДТП Ахметова *.*. испытывает физические и душевные страдания, однако ответчики отказываются добровольно выплатить моральный вред, в связи с чем и просит взыскать с Дербеневой *.*. компенсацию морального вреда в размере

руб. причиненного в результате ДТП и расходы на оплату услуг представителя (л.д.3-5).

ДД.ММ.ГГГГ от Ахметова *.*. поступили дополнения к иску согласно которых он просит взыскать солидарно Дербенева *.*., Дербенёвой *.*. компенсацию морального вреда в размере руб. причиненного в результате ДТП и расходы на оплату услуг представителя (л.д. 15).

В ходе судебного заседания истец Ахметова *.*. и его представитель по доверенности Шарафиева *.*. заявленные требования поддержал в полном объёме, пояснив, что ДД.ММ.ГГГГ ответчик Дербенева *.*. находясь в состоянии алкогольного опьянения, не имея водительского удостоверения, управляя а/м г/н , принадлежащей ее матери Дербенева *.*., на , совершила на Ахметова *.*. наезд. В результате ДТП, Ахметова *.*. получил тяжкие телесные повреждения опасные для жизни и здоровья, в виде открытого оскольчатого перелома диафиза левой большеберцовой кости, закрытого перелома диафиза левой малоберцовой кости, которые вызвали стойкую утрату трудоспособности не меньше чем на одну треть. Данное ДТП произошло по вине ответчика Дербеневой *.*., что подтверждается материалами уголовного дела и вступившим в законную силу Приговором Дюртюлинского районного суда РБ от ДД.ММ.ГГГГ которым Дербенева *.*. признана виновный в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ. В результате ДТП Ахметова *.*. длительное время находился на стационарном и амбулаторном излечении, испытывает физические и душевные

Читайте также:  Как расселяют коммунальные квартиры

страдания, однако ответчики отказываются добровольно выплатить моральный вред, в связи с чем и просят взыскать солидарно с Дербеневой *.*. и Дербенева *.*. компенсацию морального вреда в размере руб. причиненного в результате ДТП и расходы на оплату услуг представителя в размере руб.

Ответчики Дербенева *.*., Дербенева *.*. и их представитель адвокат Гарифзянова *.*. заявленный иск не признали.

Ответчик Дербенева *.*. пояснила, что действительно в указанном месте и указанное время, она не имея водительского удостоверения, управляя а/м г/н , принадлежащей ее матери Дербенева *.*., на , совершила на Ахметова *.*. наезд. В результате ДТП, он получил тяжкие телесные повреждения и Приговором Дюртюлинского районного суда РБ от ДД.ММ.ГГГГ она признана виновный в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ. Доверенности на владение автомобилем Дербенева *.*. ей не давала но фактически Ф.И.О. Поскольку у неё нет средств которых просит Ахметова *.*. просит в иске отказать.

Ответчик Дербенева *.*. пояснила, что действительно в указанном месте и указанное время, её дочь Дербенева *.*. не имея водительского удостоверения, управляя принадлежащем Дербенева *.*. а/м г/н , на , совершила наезд на Ахметова *.*. В результате ДТП, он получил тяжкие телесные повреждения и Приговором Дюртюлинского районного суда РБ от ДД.ММ.ГГГГ Дербенева

*.*. признана виновный в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ. Доверенности на владение автомобилем Дербенева *.*. она не давала но фактически разрешала ей ездить Ф.И.О. Согласна выплатить истцу руб. и полагает, что исковые требования Ахметова *.*. сильно завышены.

Представитель ответчиков Дербеневой *.*. и Дербенева *.*. адвокат Гарифзяновой *.*. также поддержала доводы своих доверителей и просила отказать в удовлетворении иска Ахметова *.*..

Суд, выслушав стороны и их представителей, исследовав материалы дела, считает необходимым в удовлетворении заявленных требований Ахметова *.*. о взыскании компенсации морального вреда с Дербеневой *.*. отказать и частично удовлетворить данный иск в части взыскания денежных средств с Дербенева *.*. по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ч. 1, 2 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от

ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 ГК РФ.

Обязанность возмещения вреда возлагается на гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

Согласно ст. 1099 ГК РФ Основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 59 ГК РФ и статьей 151 ГК РФ. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Согласно ст. 151. ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные

права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Под моральным вредом, в соответствии с п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №10 от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье и.т.д.) или нарушающими его личные неимущественные права либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Согласно ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также

степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу Приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен Приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Вступившим в законную силу Приговором Дюртюлинского районного суда РБ от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что Деребенёва *.*. ДД.ММ.ГГГГ около ., не имея водительского удостоверения, управляя автомашиной г/н , принадлежащей своей матери Дербенева *.*., следуя по автодороге Дюртюли-Чекмагуш, в , на закруглении автодороги около , в нарушение п.п. 2.7, 9.1, 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, согласно которого водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения, и он должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения; скорость должна обеспечивать ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства; при возникновении опасности

для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства; в населенных пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 60 км/час; управляя транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, превысив установленную скорость движения, выехала на полосу встречного движения и совершила наезд на пешехода Ахметова *.*., который шел по левой обочине дороги по ходу движения автомашины. В результате дорожно-транспортного происшествия Ахметова *.*. причинен тяжкий вред здоровью в виде открытого оскольчатого перелома диафиза левой большеберцовой кости, закрытого перелома диафиза левой малоберцовой кости, вызвавшие значительную стойкую утрату трудоспособности не менее чем на одну треть. Данный Приговор ДД.ММ.ГГГГ вступил в законную силу (л.д.6-7).

Из заключения судебной медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ и исследованных в ходе судебного заседания медицинской карты следует, что Ахметова *.*. с 10 июля по ДД.ММ.ГГГГ находился на стационарном а с 02 августа по ДД.ММ.ГГГГ на амбулаторном излечении в Дюртюлинской ЦРБ в связи с полученными при ДТП телесными повреждениями (л.д.9-12) (л.д.29-31 уголовного дела № г.).

Таким образом, согласно ст. 56 ГПК РФ, факт причинения телесных повреждений истцу Ахметова *.*., в результате ДТП с автомобилем г/н , принадлежащей на праве собственности Дербенева *.*., под управлением Дербеневой *.*., судом признается установленным.

о регистрации ТС сер. выданного ДД.ММ.ГГГГ РЭО ОГИБДД следует, что собственником автомобиля г/н является Дербенева *.*. (л.д. 31).

Поскольку судом пояснениями сторон установлено, что Дербенева *.*. на момент причинения вреда Ахметова *.*. управляла автомобилем без каких-либо на то законных основании в соответствии с ч. 1, 2 ст. 1079 ГК РФ Дербенева *.*. является лицом обязанным возместить вред, причиненный источником повышенной опасности принадлежащим ей на праве собственности.

Согласно ст. ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Каких-либо доказательств являющихся основанием для освобождения от ответственности Дербенева *.*. суду не представлено.

Дербенева *.*. не является владельцем автомобиля г/н в связи с чем не может нести ответственность за вред причиненный источником повышенной опасности.

Признание в судебном порядке, факта причинения вреда здоровью потерпевшему, является основанием, для возложения обязанности в его возмещении, владельцем источника повышенной опасности которым причинён вред, т.е. в данном случае на Дербеневу *.*.

При определении размера компенсации причиненного морального вреда, суд исходит из следующего:

В соответствии со ст.ст.1099-1101 Гражданского кодекса РФ, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Судом установлено, что в результате ДТП здоровью Ахметова *.*. причинён тяжкий вред в связи с чем он длительное время находился на стационарном и амбулаторном излечении. В результате причинения вреда здоровью Ахметова *.*. был лишён возможности продолжать заниматься активной деятельностью в том числе и по домашнему хозяйству. Ответчик Дербенева *.*. не работает, вместе с тем не является нетрудоспособным лицом, является собственником г/н г.в. имеющего определенную ценность.

На основании изложенного, с учетом обстоятельств причинения телесных повреждений, степени и характера нравственных переживаний и страданий, перенесенных в результате причинения телесных повреждений, материального положения сторон, суд считает разумным и справедливым размер компенсации морального вреда, причинённого в результате причинения ДТП здоровью Ахметова *.*., определить в сумме рублей.

Истцом Ахметова *.*. выплачено своему представителю руб. за оказание юридических услуг, что подтверждается квитанцией № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 13.)

Согласно ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. С учётом времени затраченного на подготовку и рассмотрение данного дела суд полагает необходимым удовлетворить требования Ахметова *.*. частично и взыскать с ответчика Дербеневой *.*. руб. которые по мнению суда являются справедливыми и обоснованными.

Поскольку Ахметова *.*. является лицом, освобождённым от уплаты государственной пошлины, с Дербеневой *.*. подлежит взысканию в доход федерального бюджета руб. государственной пошлины.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 98, 194-196, 233- 238 ГПК РФ, суд, –

Иск Ахметова *.*. к Дербенева *.*. о возмещении морального вреда причиненного в результате ДТП, взыскании расходов на оплату услуг представителя удовлетворить частично.

Взыскать с Дербенева *.*. в пользу Ахметова *.*. в возмещение морального вреда руб. денежной компенсации, руб. расходов по оплате услуг представителя, всего взыскать руб.

В удовлетворении иска Ахметова *.*. о взыскании с Ф.И.О. солидарно руб. денежной компенсации, руб. расходов по оплате услуг представителя отказать за необоснованностью.

Взыскать с Дербенева *.*. в доход федерального бюджета руб. государственной пошлины от уплаты которой освобождён истец.

Решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Решение в окончательной форме принято 26 ноября 2010 г.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector