Срок исковой давности начинает течь с момента

Срок исковой давности начинает течь с момента

Общий порядок определения начала течения срока, определение начала сроков по отдельным видам обязательств.

При исчислении любого юридически значимого срока имеет значение момент, когда он начинает течь. От этого зависит порядок исполнения обязательств лиц по тому или иному договору. Важен такой момент и в других случаях. Наиболее известным из них служит срок исковой давности, поскольку он является маркером, определяющим наличие или отсутствие безусловного права на защиту участников обязательств.

Общие правила, позволяющие установить начальный момент срока исковой давности, изложены в ст. 200 ГК.

Общий порядок определения начала течения срока

Если с исковой давностью по требованиям физических лиц коллизий не возникает, то такие ситуации возможны, когда требования предъявляются со стороны юридических лиц. В руководящих разъяснениях высших судебных инстанций от 12 и 15 ноября 2001 года эта проблема разрешена. Момент, когда начинает течь соответствующий срок, не может переноситься в связи с назначением нового управляющего лица.

Довод последнего о том, что имеющие значения обстоятельства не были ему известны до вступления в должность судами не принимается и срок не начинает течь заново.

Определение начала сроков по отдельным видам обязательств

Помимо общих правил, существуют специальные нормы, определяющие срок возможной судебной защиты прав истца.

Течение исковой давности для обязательств с определенным сроком исполнения

Ч. 2 ст. 200 ГК установлено правило, определяющее этот момент для обязательств, обладающих определенным сроком исполнения.

Эти условия, как правило, являются существенными для участвующих в них лиц. Если срок исполнения будет нарушен обязанным лицом, это нанесет урон правам кредитора. Считается, что это условие нарушено, если пропущена дата исполнения. Учитывая его существенный характер, кредитор не может не знать о наступлении срока его исполнения. По этой причине, закон устанавливает дату начала исчисления срока исковой давности на день, следующий после окончания периода выполнения обязательств.

Изменение сроков давности по соглашению сторон в обязательственных правоотношениях с предусмотренными для сторон сроками выполнения действий

Бывают случаи, когда по взаимной воле сторон срок выполнения обязанностей переносится. Такие ситуации возможны даже при нарушении первоначально предусмотренных периодов. Действующие правила предполагают и перенос начала течения сроков на обращение в суд. Его пролонгация соответствует соответствующему изменению, которое предусматривает соглашение сторон.

Если иск все-таки подается, то доводы ответчика о пропуске срока по первоначально определенному обязательству не будут приниматься судами.

Обязательственные правоотношения, для которых характерно исполнение обязанностей сторонами по частям

Если характер соглашения предполагает исполнение обязательств частями. Наиболее распространенными договорами такого типа служат подряд и поставка. В первом случае, речь идет о поэтапном выполнении предусмотренной работы и проведении приемки после каждой выполненной стадии.

Кредитор должен помнить о том, что каждый этап или часть обязательства, предусмотренная в договоре, имеет собственный срок на предъявление требований в суд. По этой причине, нельзя откладывать обращение с иском, опираясь на такой период в отношении всего обязательства.

Обязательства с неопределенным сроком, либо до востребования

Такие обязательства характеризуются тем, что стороны заранее не знают о том, когда наступит соответствующее обязательство. Примером выступает договор найма жилого помещения бессрочного характера.
Ч. 2 ст. 200 ГК устанавливает правило, согласно которому срок исковой давности начинает течь с момента предъявления требования о выполнении обязательства.

Если требование или закон предоставляют определенный срок для соответствующих действий должника в добровольном порядке, то период, в течение которого можно получить судебную защиту, начнет исчисляться после даты окончания времени, предоставленного на выполнение. Речь идет о дне, следующем за крайней датой, рассчитываемой по закону или указанной в требовании.

Регресс

Ч. 3 ст. 200 ГК устанавливает момент начала течения срока, если должнику по обязательству предоставляется право регресса. Это весьма распространено в страховом деле, где существует институт суброгации.
Закон охраняет интерес понесшего ущерб субъекта, поскольку течение срока начинается с даты исполнения обязанностей перед первоначальным кредитором.

Определение момента нарушения по искам о защите прав собственности и других абсолютных прав

Если речь идет о защите вещных прав, то, в большинстве случаев, определить момент начала течения сроков достаточно просто. Истец может узнать о пропаже той или иной вещи достаточно быстро. Если срок пропущен, то ссылки на незнание о факте пропажи будут иметь невысокие перспективы быть принятыми. Причиной этого, как правило, является неаккуратное отношение ряда лиц к имуществу, что станет основанием для отказа, поскольку речь идет о ситуации, когда истец должен был узнать о пропаже в достаточно короткий период.

Проблему представляют некоторые преступления, связанные с хищением, поскольку личность ответчика до какого-то времени установить практически невозможно. В качестве решения, необходимо ходатайствовать о восстановлении срока, поскольку для этого существует уважительная причина.

Перемена лиц в составе сторон

Начало течения срока исковой давности в таких ситуациях определено правилами ст. 201 ГК. Согласно ним, замена стороны не влечет изменения сроков. Речь идет об отношениях правопреемства, которые предполагают полное и безоговорочное принятие всех обязательств. Примером выступает наследование.

Специальные правила отсчета

Ст. 181 ГК устанавливает специальные правила исчисления сроков на обращение в суд с исками о недействительности сделок.

В случае с ничтожными сделками, речь идет о дате начала исполнения обязательств по ней. Если истцом выступает лицо, не входящее в состав ее сторон, то течение срока начинается с того дня, когда она узнала или должна была узнать о начале реализации сделки.

Общее правило для оспоримых сделок предполагает начало исчисления с момента, когда истцу становится известна информация, являющаяся снованием для обращения в суд, либо дата, когда она должна была стать известной. Если иск заявляется в связи с производившимся насилием или угрозами, срок рассчитывается с даты, когда эти обстоятельства прекратили свое действие.

Новая редакция Ст. 200 ГК РФ

1. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

2. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства.

3. По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства.

Комментарий к Ст. 200 ГК РФ

1. Для правильного исчисления срока исковой давности первостепенным является определение начала его течения.

Необходимо учитывать, что согласно ст. 191 ГК РФ дата, которой определяется начало течения периода времени, не включается в этот период, поэтому день возникновения "права на иск" не включается в срок исковой давности. Положение "узнал или должен был узнать" как нельзя лучше подходит для определения начального момента срока исковой давности, сочетая в себе как субъективные, так и объективные моменты.

2. Аналогичным образом следует исчислять срок по регрессным обязательствам, например, основное обязательство было исполнено первого числа, со следующей даты начинает течь срок исковой давности по регрессному обязательству.

Окончание срока исполнения обязательства (где этот срок установлен) определяет начало течения срока исковой давности по нему (к примеру, если срок исполнения оканчивается десятого числа, то срок исковой давности начнет течь с одиннадцатого).

3. Обязательство, срок исполнения которого не определен, в соответствии с п. 2 ст. 314 ГК РФ должно быть исполнено в разумный срок после его возникновения. По истечении разумного срока начнет течь срок исковой давности. Той же статьей установлена обязанность исполнения обязательства, срок исполнения которого определен моментом востребования (а также не исполненного в разумный срок обязательства) в течение семи дней со дня предъявления требования. В результате срок исковой давности по таким обязательствам по общему правилу начнет течь по истечении семи дней с момента предъявления требования.

В исключение из общего правила о том, что срок исковой давности начинает истекать по окончании срока исполнения обязательства (п. 2 ст. 200 ГК РФ), для обязательств до востребования срок исковой давности начинает истекать с момента, когда востребование становится возможным, то есть если договором не предусмотрено иное, с момента возникновения самого обязательства. Таким образом, вопреки не вполне точному предписанию действующего позитивного права (абз. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ) по обязательству до востребования срок исковой давности истечет через три года с момента возникновения обязательства, и с заявленным кредитором требованием будет корреспондировать лишь натуральное обязательство должника.

Течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

При предъявлении иска ликвидационной комиссией от имени ликвидируемого юридического лица к третьим лицам, имеющим задолженность перед организацией, в интересах которой предъявляется иск, срок исковой давности следует исчислять с того момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права, а не ликвидационной комиссии.

Читайте также:  Закрывающие документы на услуги

При рассмотрении заявления стороны в споре о применении исковой давности в отношении требований юридического лица необходимо иметь в виду, что в силу п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда юридическое лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. С учетом этого довод вновь назначенного (избранного) руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения (избрания), не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица. Указанное обстоятельство не является основанием и для перерыва течения срока исковой давности (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 12.11.2001 и 15.11.2001 N 15/18).

Другой комментарий к Ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Необходимым условием для применения исковой давности к требованиям о защите нарушенного права является истечение срока исковой давности. Решение вопроса об истечении этого срока начинается с определения момента начала его течения. По общему правилу п. 1 ст. 200 течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила могут быть установлены только законом.

Некоторые из таких изъятий установлены в самой комментируемой статье. В частности, по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании такого срока (абз. 1 п. 2 ст. 200 ГК РФ). Этому правилу корреспондирует правило п. 1 ст. 314 ГК, которое устанавливает, что, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно в любой момент в пределах такого периода.

Если же срок исполнения обязательства не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения предъявленного требования, исчисление исковой давности начинается по окончании такого льготного срока (абз. 2 п. 2 ст. 200).

Согласно абз. 1 п. 2 ст. 314 ГК обязательство с неопределенным сроком исполнения должно быть исполнено в разумный срок после его возникновения. Общее правило о льготном сроке сформулировано в абз. 2 п. 2 ст. 314, где установлено, что обязательство с неопределенным сроком исполнения, не исполненное в разумный срок, а также обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если иной льготный срок не вытекает из закона, обычаев делового оборота либо условий или существа обязательства.

Еще одним примером изъятия из общего правила п. 1 ст. 200 о моменте начала течения срока исковой давности является ст. 181 ГК, согласно которой иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня начала ее исполнения (п. 1 ст. 181), а иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181).

Специальные правила о моменте начала течения срока исковой давности установлены также в ст. 725 ГК для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда. По требованиям, вытекающим из перевозки груза, момент начала течения срока исковой давности определяется соответствующими транспортными уставами и кодексами (ст. 797 ГК РФ).

2. По общему правилу п. 1 ст. 200 начало течения исковой давности определяется моментом, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Вопрос о том, когда истец должен был узнать о правонарушении, решается судом с учетом обстоятельств конкретного дела и исходя из предположения о заинтересованности каждого участника гражданского оборота в проявлении разумной заботливости в отношении своей имущественной сферы. При определении момента начала течения срока исковой давности при рассмотрении требований юридических лиц должны приниматься во внимание особенности этого вида субъектов гражданских правоотношений.

Так, в п. 13 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 12/15 ноября 2001 г. N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" (Вестник ВАС РФ. 2002. N 1) обращается внимание на то, что при определении по правилам п. 1 ст. 200 момента начала течения срока исковой давности по требованиям юридического лица довод его вновь назначенного или избранного руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения или избрания, не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае речь идет о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица.

3. Всегда вызывал дискуссии вопрос о том, является ли необходимым условием начала течения срока исковой давности наличие у истца сведений о личности правонарушителя, необходимых для предъявления иска, либо наличие у него возможности или обязанности получения таких сведений. Этот вопрос пока не получил освещения со стороны высших судебных инстанций. Между тем с введением в действие первой части ГК потребность в правильном решении данного вопроса существенно возросла.

Статья 131 ГПК РФ устанавливает требования к форме и содержанию искового заявления. В нем должны быть, в частности, указаны имя и место жительства ответчика – физического лица или наименование и место нахождения ответчика – юридического лица. В случае отсутствия этих сведений в исковом заявлении судья, в соответствии со ст. 136 ГПК, выносит определение об оставлении искового заявления без движения, о чем извещает истца и предоставляет ему срок для исправления недостатков, а если истец в установленный срок их не устраняет, то исковое заявление считается неподанным и возвращается истцу. Таким образом, отсутствие у истца вышеуказанных сведений об ответчике препятствует предъявлению иска. Следует обратить внимание на то, что в исковом заявлении должно быть также указано, в чем заключается нарушение права истца.

Между тем у истца не всегда есть возможность получить необходимые сведения об ответчике. Наиболее велика вероятность возникновения подобной ситуации в случаях причинения вреда, так как личность причинителя может неопределенно долгое время оставаться неизвестной истцу. Даже если действие причинителя вреда содержит признаки преступления, его обнаружение правоохранительными органами в течение срока исковой давности, да и за пределами этого срока вовсе не гарантировано.

В п. 1 ст. 200 (как и ранее в ст. 83 ГК 1964 г.) при определении момента начала течения срока исковой давности прямо не упоминается о наличии или отсутствии у истца возможности получения им сведений об ответчике. Однако в период действия ГК 1964 г. отсутствие ясности компенсировалось широкими пределами усмотрения суда при решении вопроса о восстановлении пропущенного срока исковой давности, поскольку ст. 87 ГК 1964 г. предоставляла суду возможность признать уважительной причину пропуска срока исковой давности и защитить нарушенное право. При этом решение вопроса об уважительности причины пропуска срока исковой давности всецело зависело от усмотрения суда. Отсутствие у истца сведений о личности ответчика, если истец предпринимал разумные и необходимые меры к их получению, обычно признавалось в судебной практике периода действия ГК 1964 г. уважительной причиной пропуска срока исковой давности.

Ситуация изменилась в связи с принятием действующего ГК. Статья 205 допускает восстановление срока исковой давности лишь в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца. В качестве примеров таких обстоятельств в ст. 205 приведены тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность истца. Понятно, что не обусловленное подобными обстоятельствами отсутствие у истца сведений об ответчике не может быть отнесено к числу обстоятельств, связанных с личностью истца, и, соответственно, быть признано основанием для восстановления пропущенного срока исковой давности. Кроме того, ст. 205 допускает восстановление этого срока только для требований граждан, но не юридических лиц. В связи с отмеченными изменениями законодательства практическая значимость выработки правильного подхода к рассматриваемому вопросу существенно повышается.

Представляется, что предложить такой подход позволяет систематическое толкование п. 1 ст. 200 в совокупности со ст. 195 ГК и упомянутыми выше нормами ГПК. Согласно ст. 195 исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Таким образом, институт исковой давности неразрывно связан с гражданско-процессуальным институтом предъявления иска, включая установленную нормами ГПК совокупность необходимых условий предъявления иска. Поэтому информация о нарушении права, которой потенциальный истец обладал или должен был обладать и с моментом получения которой п. 1 ст. 200 связывает начало течения срока исковой давности, включает в себя те сведения, которые согласно нормам процессуального законодательства необходимы для защиты права по иску (предъявления иска), т.е. сведения не только о том, в чем заключается нарушение права, но и сведения об имени (наименовании) и месте жительства (месте нахождения) ответчика.

Читайте также:  Росписи на паспорт на букву д

Отсюда следует, что, если потенциальный истец принял все возможные и необходимые меры для получения требуемых для предъявления иска сведений об ответчике и тем не менее не располагает такими сведениями, течение срока исковой давности не начинается до тех пор, пока они не будут получены. По получении этих сведений у лица, чье право нарушено, возникает право на иск не только в материальном, но и в процессуальном смысле, и только с этого момента начинает течь срок исковой давности.

Рад всех приветствовать на своем блоге. С вами Альберт Садыков и сегодя я хотел бы закончить тему исковой давности. Тем более, что у читателей появились вопросы по поводу ее исчисления.

Напомню, что в своей прошлой статье я рассказывал о нормах об исковой давности, закрепленных в главе 12 ГК РФ. Но, как водится, в процессе применения этих норм возникает множество самых разных вопросов. Ответы на них дает обычно судебная практика. В первую очередь Постановления Пленума ВС РФ.

Ранее разъяснения по исковой давности содержались в совместном Постановлении Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Но оно не учитывало изменений, внесенных в главу 12 ГК РФ Федеральным законом от 07.05.2013 г. № 100-ФЗ.

И 29 сентября 2015 года опубликовано новое Постановление Пленума ВС РФ № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Рассмотрим самые интересные положения этого Постановления и узнаем, что сказал Верховный Суд РФ о сроках исковой давности.

Начало течения срока исковой давности

В первую очередь, в пункте 1, Пленум ВС РФ обращает внимание, что срок исковой давности (далее — СИД) начинает течь с момента:

  1. когда лицо узнало или должно было узнать о факте нарушения своего права;
  2. это лицо узнало, кто является надлежащим ответчиком по делу.

Причем необходимо одновременное наличие этих двух обстоятельств, а не одного из них.

В пункте 2 устанавливается правило определения момента начала течения СИД в отношении физических лиц, не обладающих полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособностью. Это малолетние дети и недееспособные граждане.

В случае нарушения их прав срок исковой давности, начинается со дня, когда об обстоятельствах, указанных в п. 1 ст. 200 ГК РФ, узнал или должен был узнать любой из их законных представителей, в том числе орган опеки и попечительства.

Подход очень разумный, предоставляющий право на защиту нарушенного права тому, за кем закон закрепляет возможность самостоятельно выступать в суде.

Но не исключена ситуация, когда тот же законный представитель исполнял возложенные на него полномочия явно ненадлежащим образом. В этом случае пропущенный СИД может быть восстановлен:

  • по заявлению самого представляемого;
  • по заявлению другого уполномоченного органа в интересах представляемого.

Если право лица, не обладающего полной дееспособностью, было нарушено самим законным представителем, то СИД для предъявления требования такому нарушению, исчисляется с момента:

  • когда о нарушении стало известно другим законным представителем, действующим добросовестно (например, вторым родителем);
  • когда представляемому стало известно либо должно было стать известно о нарушении его прав и он стал способен осуществлять защиту нарушенного права в суде, то есть с момента возникновения или восстановления полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособности.

Что касается юридических лиц, то СИД, в соответствии с пунктом 3 Постановления № 43, исчисляется с момента, когда о нарушении его права и о том, кто является надлежащим ответчиком узнал единоличный исполнительный орган. Не забываем, что он может состоять из нескольких лиц.

С публично-правовыми образованиями проблема исковой давности разрешена следующим образом. От их имени выступают уполномоченные органы. Соответственно, как указал Пленум ВС РФ, исковая давность исчисляется со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении права публично-правового образования.

Общие критерии определения момента, когда уполномоченный орган не знал, но должен был узнать о нарушении своего права, Пленум не определяет. Хотя такой подход применялся ранее коллегией по экономическим спорам ВС РФ (Определение ВС РФ от 14.07.2015 по делу N 305-ЭС14-8858, А40-161453/2012). Вместо этого перечисляются наиболее распространенные обстоятельства, свидетельствующих о нарушении прав и интересов публично-правового образования:

  • передача имущества другому лицу;
  • совершение действий, свидетельствующих об использовании другим лицом спорного имущества.

Пункт 8 Постановления № 43 конкретизирует применение предельного «объективного» 10-летнего срока исковой давности. Этот срок начинает исчисляться со дня нарушения права независимо от того:

  • знало в этот момент лицо, чье право нарушено, о таком нарушении или же нет;
  • знало оно о том, кто является надлежащим ответчиком или же нет.

Этот 10-летний срок применяется только по заявлению стороны спора. До этого момента суд рассматривает дело в обычном порядке.

Также отмечается, что истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения 10-летнего срока имело место обращение в суд в установленном порядке или обязанным лицом совершены действия, свидетельствующие о признании долга. О том, какие именно действия об этом свидетельствуют речь пойдет ниже.

Важный момент — 10-летний срок не распространяется на требования, на которые не распространяется исковая давность в силу закона (например, ст. 208 ГК РФ).

Порядок применения исковой давности

Начинается этот раздел с положения о том, что исковая давность подлежит применения только по заявлению стороны спора, несущей бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении СИД. Как правило, таковой является ответчик.

Если о применении исковой давности заявит ненадлежащее лицо, то правового значения оно не имеет и дело будет рассматриваться дальше в установленном процессуальным законодательством порядке. Заявление третьего лица о применении исковой давности по общему правилу не влечет его применения.

Исключением, согласно пункту 10 Постановления № 43, является ситуация, когда при удовлетворении иска к ответчику, последний может предъявить регрессный иск или требование о возмещении убытков уже к третьему лицу.

Поскольку главой 12 ГК РФ каких-либо особых требований к форме заявления о применении исковой давности не содержится, то оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме на любой стадии рассмотрения дела до вынесения решения. В апелляционной инстанции возможно сделать соответствующее заявление, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в первой инстанции (ч. 5 ст. 330 ГПК РФ, ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ).

Доказать обстоятельства, свидетельствующие о прерывании или приостановлении срока исковой давности, должен истец.

Восстановление СИД возможно только в исключительных случаях и только в отношении физического лица по обстоятельствам, связанным с его личностью. Срок, пропущенный юридическим лицом, а также ИП по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, восстановлению не подлежит (п. 12).

Следует обратить внимание на условия приостановления СИД при рассмотрении дела в суде (п. 14). Даже если суд впоследствии применит иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец, или истцом будет изменен способ защиты права, на момент приостановления течения срока исковой давности это не влияет. Он перестает течь с момента обращения в суд.

С увеличением исковых требований ситуация интересная. По общему правилу, как указывает Пленум ВС РФ, увеличение требований на определение момента, с которого исковая давность перестает течь, также не влияет. Если только увеличение требований не связано с задолженностью за иные периоды.

Касается это случаев, когда обязательство предусматривает периоды оплаты, периодические платежи, проценты.

Например, первоначально истец заявил требование о взыскании задолженности по одному периоду поставки. Пока дело дошло до основного судебного заседания у покупателя возникла просрочка по оплате за следующий период поставки и истец (поставщик) увеличивает исковые требования. В этом случае СИД по измененным требованиям перестает течь с даты заявления именно этих требований, а не первоначальных.

Добрались, наконец, до пункта 20 Постановления № 43. Он раскрывает содержание ст. 203 ГК РФ о действиях, свидетельствующих о признании долга. Их конкретизация необходима для определения обстоятельств, влекущих прерывание СИД. Такими действиями являются:

  • признание претензии;
  • изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа);
  • акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом.

Ответ на претензию не обязательно может содержать признание долга. Поэтому, если о таком признании в нем прямо не говорится, то СИД не прерывается.

Признание части долга, в том числе путем частичной уплаты, по общему правилу не свидетельствует о признании долга в целом.

Эта позиция противоположна той, которая была высказана в утратившем силу Постановлении № 15/18. Сейчас Пленум ВС РФ исходит из того, что исковая давность при частичной уплате долга не прерывается.

Последнее указывало на то, что о признании долга свидетельствует признание частичная уплата долга.

Читайте также:  Замена электросчетчика самостоятельно в частном доме

По договору поставки покупатель получил товар на сумму 100 000 руб. Но требует соразмерного снижения цены до 60 000 руб. вследствие ненадлежащего качества товара. Поставщик такого требования не признает.
Исковая давность течет с момента, когда покупатель не произвел оплату. Спустя два месяца покупатель заплатил 60 000 руб. Спрашивается: прерывается ли срок исковой давности?

Если исходить из Постановления № 43, то — не прерывается. Пленум посчитал, что для этого необходимо явно выраженное признание долга в полном размере.

Когда должник частично оплатил задолженность и прямо указал, что признает долг в оставшейся части, то в этом случае право кредитора будет считаться нарушенным с момента неуплаты оставшейся части долга.

Иными словами, должник говорит: «Кредитор, вот тебе 60 000 руб., я знаю, что должен еще 40 000 руб., заплачу их тебе позже, у меня сейчас денег нет. Заплачу, когда появятся. А когда появятся — я не знаю».

Должник часть заплатил, признал, что должен кредитору еще, но платить пока не собирается в силу тех или иных причин. В этой ситуации должник нарушил право кредитора, когда отказался оплатить оставшуюся часть долга и срок прерывается.

Если должник не признал долг, но заплатил определенную сумму, полагая, например, что остальная часть суммы, предъявляемая к оплате является необоснованной, то с его точки зрения нарушения права кредитора нет.

Получается другая ситуация: «Кредитор, вот тебе 60 000 руб., а сверх того я тебе ничего не должен. На те 40 000 руб., о которых ты мне все твердишь, должна быть снижена цена товара ввиду его ненадлежащего качества».

Ситуация сложная. С одной стороны — часть заплатил, вроде бы срок можно прерывать. Но ведь в целом долг не признал и обосновал, почему не признал. Если прерывать срок, а впоследствии выяснится, что требование о снижении цены обосновано? Или наоборот, требование кредитора об уплате оставшихся 40 000 руб. необоснованно?

Мы помним — исковая давность течет с даты, когда кредитор узнал или должен был узнать о нарушении. Но при раскладе, когда по тем или иным причинам должник не оплачивает остальную часть долга и не оговаривает ее признание, наличие нарушения права кредитора в оставшейся части само по себе становится спорным и неочевидным.

В этой ситуации прерывать срок и исчислять его заново с момента, который не может быть однозначно определен в качестве момента нарушения, вряд ли правомерно.

Подробно вопрос разъяснил, надеюсь с этим все стало понятно. Идем дальше.

Если условия обязательства предусматривают его исполнение по частям или в виде периодических платежей, а должник признал лишь часть долга или долг по отдельному периодическому платежу, то по другим частям или платежам СИД не прерывается.

Один немаловажный момент — действия по признаю долга должны исходить от уполномоченного на это лица по правилам ст. 182 ГК РФ (п. 22).

Срок исковой давности по повременным платежам и процентам

В этом разделе речь идет об исчислении исковой давности по обязательствам и договорам, предполагающим исполнение по частям в виде повременных платежей (например, арендная плата) и процентов (например, по кредиту).

В соответствии с пунктом 24 Постановления № 43 исковая давность в отношении каждого просроченного платежа исчисляется отдельно.

Точно также отдельно исчисляется давность по требованию о взыскании неустойки или процентов по ст. 395 ГК РФ, начисляемым на каждый просроченный платеж.

Согласно пункту 25 Постановления № 43 признание основного долга не означает признания дополнительных требований в виде неустойки, процентов по 395 ГК РФ, возмещения убытков. Соответственно в отношении этих дополнительных требований СИД не прерывается, а продолжает течь далее.

Исковая давность по требованию об уплате процентов по ст. 317.1 ГК РФ исчисляется по аналогичным правилам.

Последний момент, в рамках Постановления № 43, который стоит рассмотреть, касается исчисления СИД в отношении главного и дополнительного требований.

Предъявление требования об уплате только основного долга не влияет на течение срока по дополнительным требованиям. При предъявлении иска только об уплате основного долга, срок исковой давности по неустойке продолжает течь.

Истек срок давности по основному требованию — истек срок и по дополнительному. Но возможно исключение.

Стороны по договору займа (кредита) могут установить, что проценты по нему уплачиваются после погашения основного долга. В этом случае СИД по требованию об уплате этих процентов исчисляется отдельно и от истечения срока по требованию об уплате основной суммы займа (кредита) не зависит.

«Снятие корпоративных покровов» и исковая давность

Мне в комментариях к предыдущей статье вопрос задали по поводу исчисления СИД в корпоративных отношениях. Конкретно при «снятии корпоративного покрова».

Пара слов об этой доктрине.

Появилась она впервые в англо-американской доктрине права. Континентальному праву, в частности, немецкому, она де-юре именно в таком виде неизвестна, но аналогичные ситуации встречаются.

Почему «снятие корпоративного покрова»?

Юридическое лицо — это фикция. Из этого исходит англо-американская система права. Это определенная юридическая конструкция, созданная для удобства. Реально юридического лица, как осязаемого, овеществленного лица, не существует.

Выделение такой конструкции вызвано необходимостью объединить между собой не лиц, а капитал для достижения общих экономических целей. Классическим положением, которое содержится и в ГК РФ, является ограничение пределов ответственности между корпорацией и участниками. Учредители (участники) юридического лица не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителей (участников).

Такая конструкция и есть «корпоративный покров». Зачем его снимать?

Хотя корпорация юридически отделена от своих владельцев, последние могут пользоваться этим в достижении противоправных целей и неоправданной выгоды. Юридическое лицо, вместо того, чтобы быть инструментом способствующим достижению общих экономических целей участников, становится прикрытием для совершения противоправных действий.

В этом случае самостоятельность корпорации должна быть проигнорирована и по сделкам, юридически совершенным самой корпорацией, отвечает лично виновный участник.

В российской практике распространены случаи, когда корпорация терпит убытки из-за неправомерных действий директора. В этом случае юридическое лицо может взыскать эти убытки с директора.

Иск об этом может быть предъявлен самим юридическим лицом или участниками юридического лица.

Когда иск подается участником юридического лица, учитывается, что он в силу п. 3 ст. 53 ГК РФ и ст. 225.8 АПК РФ действует в интересах юридического лица. Срок исковой давности течет с момента, участник узнал или должен был узнать о совершении директором действий (бездействия) повлекшего для юридического лица убытки.

Но тут возникает другая проблема — как определить момент, когда участник должен был узнать или узнал о нарушении?

Зацепиться здесь можно лишь за ежегодные общие собрания. На общем собрании директор отчитывается о проделанной работе. В таком случае именно принятие отчета или истечение срока на ознакомление с ним и является моментом отсчета для исковой давности. Сходная логика выражена в Определении ВАС РФ от 27.06.2013 № ВАС-6286/13 по делу № А40-17159/12-13-154 (правда, в нем рассматривается не вопрос взыскания убытков с директора, а вопрос признания недействительной крупной сделки).

Иск может быть подан также участником, который на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших убытки для корпорации, таковым не являлся. Об этом сказано в пункте 10 Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лиц». Там же указывается, что течение СИД начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника юридического лица (например, продавец доли или акций).

В этом же пункте разъясняется вопрос начала течения срока исковой давности при подаче иска самими юридическим лицом:

«В случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором».

Несмотря на очевидность решения проблемы, некоторые считали, что моментом, когда о нарушении со стороны директора узнала корпорация, является момент, когда об этом узнал сам недобросовестный директор.

Идея отдает некоторой бредовостью, но исходит, по-видимому, из прямого отождествления директора с юридическим лицом. Здесь уже упираемся в проблему: директор — это орган или представитель юридического лица?

Тем не менее исковая давность должна начинать течь с момента, когда о нарушении узнает корпорация в лице нового директора или узнали участники, имевшие реальную возможность сместить директора.

Это все, что следует сказать об исковой давности на сегодняшний день. Тема интересная, постоянно возникают новые вопросы. Поэтому, скорее всего, статья будет периодически обновляться. Например, в рамках того же «снятия корпоративного покрова» не мешало бы рассмотреть вопрос определения начала течения исковой давности при предъявлении требований кредиторов к руководителю должника в рамках процедуры банкротства.

На этом все, надеюсь, что статья была полезна. Оставляйте комментарии, делайте репосты и. увидимся в следующей статье!

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector