Требования к родственникам кандидата на должность судьи

Требования к родственникам кандидата на должность судьи

Е. А. Мартынов,
председатель судебной коллегии по гражданским
делам Архангельского областного суда,
член Высшей квалификационной коллегии судей РФ.

Ключевой фигурой судопроизводства является Судья. От его деловых, моральных, нравственных качеств в значительной мере зависит защита прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в судебном процессе.

Установив в статье 119 Конституции РФ и статье 12 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» единство статуса всех судей Российской Федерации, законодатель предусмотрел различие между ними только в полномочиях и компетенции, тем самым подчеркивая, что требования к претендентам на должность судьи являются неделимыми как для мирового судьи, так и для судей высших судебных органов России.

Конституция РФ и федеральные законы содержат формальные требования к кандидату на должность судьи, касающиеся гражданства, возраста, образовательного ценза и стажа работы.

Согласно статье 119 Конституции судьями могут быть только граждане Российской Федерации не моложе 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет.

Указав, каким общим требованиям должен отвечать кандидат на должность судьи, закон вместе с тем оставил ряд неразрешенных вопросов.

Судьей может быть только гражданин Российской Федерации.

Это кажется всем понятным и ясным, однако Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» допускает у граждан Российской Федерации наличие двойного гражданства, то есть право иметь гражданство (подданство) иностранного государства.

К сожалению, Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» не содержит ответа на вопрос, может ли лицо, имеющее двойное гражданство, претендовать на должность судьи и быть судьей.

В статье 14 Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» предусматривает прекращение полномочий судьи в случае прекращения гражданства Российской Федерации, не указывая, как поступать в той ситуации, когда судья, в частности, действующий судья приобретает гражданство иностранного государства, оставаясь гражданином Российской Федерации.

В статье 16 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» четко определено, что лицо, имеющее гражданство другого государства или других государств, не может быть принято на гражданскую службу, а уже работающий гражданский служащий не может находиться на данной службе.

Такое же ограничение следовало бы установить в Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации» как для лица, претендующего на должность судьи, так и для судьи в период осуществления им своих полномочий.

Судья при осуществлении правосудия независим и подчиняется только Конституции РФ и федеральному закону. Так записано в статье 120 Конституции РФ. Судья обеспечивает исполнение федерального законодательства. Это обязывает его иметь принадлежность к одномугосударству – Российской Федерации. Наличие у него двойного гражданства налагает на судью дополнительную обязанность по исполнению законов не только Российской Федерации, но и иностранного государства, что является недопустимым и в определенной мере может ограничивать независимость судьи при осуществлении своих полномочий в ходе процесса.

Вместе с тем это требование не должно касаться судей, пребывающих в отставке, так как оно в определенной мере необоснованно ограничивало бы их гражданские права. Судья, пребывающий в отставке, сохраняет принадлежность к судейскому сообществу, но у него отсутствуют полномочия по осуществлению правосудия и предпосылки для возникновения конфликта интересов, что не препятствует иметь двойное гражданство.

Вторым общим требованием, которое предъявляется законом к кандидату на должность судьи, является наличие высшего юридического образования.

Казалось бы, такая формулировка диспозиции статьи 119 Конституции РФ и статьи 4 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» не должна вызывать никаких сложностей, но на практике возникли проблемы.

Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» в статье 6 предусматривает три ступени высшего профессионального образования: бакалавр, дипломированный специалист и магистр, установив разные сроки освоения основных образовательных программ высшего профессионального образования: соответственно не менее чем четыре года, пять и шесть лет.

Право на занятие в государственной организации определенной должности, получения должностного оклада и надбавок к нему предоставляется только лицу, получившему высшее профессиональное образование в учебном заведении, имеющем государственную аккредитацию, и подтвержденное документом государственного образца.

Высшая квалификационная коллегия судей РФ в своих разъяснениях от 15-18 июля 2002 года отметила, что претендент на должность судьи должен представить в квалификационную коллегию судей в подтверждение юридического образования диплом государственного образца высшего учебного заведения, в котором аккредитована специальность «Юриспруденция» или «Правоведение».

Однако в бланке диплома о высшем профессиональном образовании не содержится отметки об аккредитации этих специальностей. В нем содержится только отметка о том, что диплом является документом государственного образца.

Возникает вопрос, а следует ли полностью доверять такому документу?

В настоящее время подготовкой юристов занимаются любые высшие учебные заведения: не только специализированные юридические, но и педагогические, экономические, технические, сельскохозяйственные и т.п. Имея государственную аккредитацию высшего учебного заведения в целом, открывая юридические факультеты, учебные заведения получают лицензию на ведение образовательной деятельности по специальности «Юриспруденция» и, не пройдя государственной аккредитации по указанной специальности, выдают своим выпускникам дипломы государственного образца, ссылаясь на то, что высшее учебное заведение в целом имеет государственную аккредитацию.

Учитывая, что такие случаи являются частыми, следовало бы предусмотреть обязанность для кандидатов на должность судьи представлять не только диплом, подтверждающий наличие у них высшего юридического образования, но и заверенные копии документов, подтверждающих прохождение высшим учебным заведением, выдавшим диплом, государственной аккредитации непосредственно по специальности «Юриспруденция».

Поскольку действующее законодательство предусматривает три ступени высшего профессионального образования, логичны вопросы: какая же из них дает право на занятие должности судьи? Или любая? Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» не содержит каких-либо регламентаций по этим вопросам.

Министерство образования РФ, основываясь на толковании статьи 7 федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», как следует из письма от 1 сентября 2003 года № 14-52-101ИН/15, полагает, что наличие у кандидата на должность судьи диплома о присуждении ему степени бакалавра юриспруденции свидетельствует о получении претендентом высшего юридического образования и предоставляет право на занятие должности судьи.

Однако с такой позицией трудно согласиться, исходя из статуса судьи и характера его деятельности. Она связана с применением и толкованием огромного числа правовых актов. Судья должен свободно ориентироваться в действующем законодательстве и должен быть готов к рассмотрению любых правовых споров в области гражданского, семейного, трудового, уголовного права, включая процедурные вопросы, а также вопросы доказательственного права.

Такой уровень знаний человек не может получить на первой ступени высшего профессионального образования, так как срок освоения основных образовательных программ для получения квалификации «бакалавр» составляет всего четыре года, что явно недостаточно при осуществлении правосудия судьей по гражданским, уголовным и административным делам. Углубленное изучение разных отраслей права осуществляется только на последующих ступенях высшего профессионального образования при подготовке дипломированного специалиста и магистра, и поэтому только при наличии диплома о присуждении степени дипломированного специалиста или магистра юриспруденции лицо может претендовать на занятие должности судьи.

Данной позиции придерживается и Высшая квалификационная коллегия судей РФ, давая разъяснения в январе 2003 года и 18 марта 2004 года по данному вопросу.

Однако положение, когда вопрос о трактовке понятия «высшее юридическое образование, необходимое для занятия должности судьи», законодательно не урегулирован, не может сохраняться долго, так как такая неопределенность дает основания для сомнения в обоснованности заключений квалификационных коллегий судей, отказавших в рекомендации на должность судьи ввиду отсутствуя у претендента высшего юридического образования требуемой ступени.

Следовало бы в Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации» закрепить, что кандидат на должность судьи должен иметь высшее юридическое образование, подтвержденное присвоением ему квалификации «дипломированный специалист» или «магистр» по специальности «Юриспруденция».

Определив основные единые требования к кандидату на должность судьи, Конституция РФ предусмотрела возможность установления дополнительных требований к судьям различных судов Российской Федерации.

Дополнительные требования в соответствии со статьей 4 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» касаются только возраста и стажа работы по юридической профессии.

Для занятия должностей судей высших судебных органов, в частности, для Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ минимальный возраст установлен в 35 лет и обуславливается наличием у претендента стажа работы по юридической профессии не менее 10 лет, для судей судов на уровне субъектов Российской Федерации – возраст претендента снижен до 30 лет и стаж работы по юридической профессии – до семи лет.

Такие требования оправданны, так как судьи данных судебных инстанций в основном разрешают наиболее сложные уголовные и гражданские дела, а сами судебные инстанции проверяют правильность принимаемых нижестоящими судами решений, а их указания по толкованию норм права являются обязательными для нижестоящих судов.

Вместе с тем наличие только двух дополнительных требований вряд ли является достаточным.

Поскольку одной из основных задач вышестоящих судов является проверка законности и обоснованности принимаемых нижестоящими судами актов, для этого требуется не только хорошее знание законов, но и знание специфики, опыт рассмотрения определенных категорий дел. Особенно это касается уголовных дел, когда судья вышестоящего суда должен понять, почему нижестоящий суд принял или отверг то или иное доказательство, почему избрал именно такую меру наказания.

В этой ситуации заслуживает внимание предложение о том, чтобы на должность судьи, начиная с судов общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и арбитражных апелляционных судов, могло претендовать только лицо, которое проработало на должности судьи нижестоящего суда определенный срок, в частности, не менее трех лет. Эта мера только повысит авторитет вышестоящих судебных органов в глазах действующих судей и будет в полной мере способствовать профессиональному росту судьи, даст возможность проверить кандидата на реальной работе.

Вместе с тем это правило не должно быть определяющим для высших судебных органов.

Читайте также:  Чехлы на банковские карты защита

Одной из задач, стоящих перед Верховным Судом и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, является регулирование, определение развития судебной практики, дача разъяснений по ее вопросам. Для решения этих задач требуются глубочайшие познания в конкретных областях права, и поэтому следовало бы предусмотреть возможность назначения на должности судей Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации лиц, обладающих высокой квалификацией в области права, что и осуществляется в Высшем Арбитражном Суде, а в последнее время и в Верховном Суде Российской Федерации. При этом для таких лиц возможно было бы предусмотреть зачет в стаж работы в должности судьи времени работы по юридической профессии, но связанной только с научной деятельностью.

Закон содержит только формальные требования к лицам, претендующим на должность судьи, но уровень осуществления правосудия и доверия к органам правосудия зависит не только от квалификации судьи, правильности разрешения дела, но и морального облика судьи. Безответственное и недостойное поведение судьи подрывает доверие общественности ко всему судейскому сообществу, вызывает неуважение к судебным актам, которые выносятся от имени государства.

От судьи граждане ожидают не только знания закона, но и порядочности, честности, вдумчивости, уравновешенности, объективности и неподкупности. И поэтому личностные качества претендента на должность судьи должны быть в центре внимания при отборе кандидата на должность судьи.

Но ни Конституция РФ, ни федеральные законы не содержат требований к личностным качествам претендента на должность судьи.

Складывается парадоксальная ситуация: судьей может стать любое лицо, отвечающее законодательно закрепленным требованиям, и только после назначения на должность к нему могут быть предъявлены требования по соблюдению Кодекса судейской этики.

Только Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» содержит указание на личностные требования к кандидату в судьи и самостоятельную ответственность за их нарушение. В нем указывается, что судьей Конституционного Суда РФ может быть назначен гражданин с безупречной репутацией и, в случае совершения судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи, его полномочия могут быть прекращены.

К сожалению, Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» таких конкретных норм не содержит.

Учитывая, что статус судей в Российской Федерации един, следовало бы указанные нормы закрепить и в Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации».

Законодательное закрепление личностных требований к кандидату на должность судьи позволит на правовом основании шире и глубже изучить личность и образ жизни претендента, так как содержащееся в статье 5 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» право квалификационной коллегии судей на проведение проверки кандидата касается достоверности документов и сведений, относящихся к формальным требованиям для занятия должности судьи.

Следовало бы законодательно закрепить обязанность кандидата на должность судьи при подаче документов сообщать обо всех судимостях, в том числе погашенных и снятых, а также фактах привлечения к уголовной и административной ответственности как самого претендента, так и его близких родственников, представлять в квалификационную коллегию судей рекомендации с прежних мест работы за последние пять лет.

Повышение требований к претендентам на должность судьи позволит сформировать достойный судейский корпус, повысит авторитет суда в глазах общественности и уважение к суду.

Высшая квалификационная коллегия судей рекомендовала пятерых судей на руководящие посты в региональные суды общей юрисдикции и рассмотрела три жалобы от кандидатов на судейские должности, которые чем-то не устроили ККС. В числе причин отказа: родственники за рубежом, конфликт интересов и низкий уровень профессионализма.

Предвзятость или непрофессионализм?

В 2013 году Елена Любчикова стала мировым судьей участка № 9 Ленинского района Саратова, а 26 февраля этого года саратовская ККС не дала ей повторную рекомендацию на должность. Основанием для отказа стали неудовлетворительные показатели работы судьи и то, что, по мнению коллегии, она нарочно не указала в анкете данные о привлечении мужа к административной ответственности в 2014 году, а его сына от первого брака к уголовной – в 2005 году.

По мнению Любчиковой, единственным основанием для отказа в рекомендации, стала характеристика, выданная ей Ларисой Бронниковой, зампредом Ленинского райсуда Саратова, с которой экс-судья не согласна по всем пунктам. Например, зампред писала, что судья «принимает желаемое за действительное, стремится выглядеть лучше в глазах коллег и склонна преувеличивать свои достижения». "Первое "обвинение" – это диагноз, который нужно подтверждать у психиатра, – возмущалась Любчикова, – согласно второму я должна, по-видимому, выглядеть хуже, чем есть, а в третьем так и вовсе говорится, что я занимаюсь приписками и подаю неверные сведения о своей работе, но это ничем не подтверждается".

Были в характеристике и более конкретные претензии. Так, например, за три года работы Любчикова получила 11 "частников" по гражданским делам, 7 – по административным и 1 – по уголовному делу. Кроме того, на нее в ККС подали пять жалоб, две из которых частично подтвердились. Показатели работы судьи были ниже, чем в среднем по области, что квалифколлегии также не понравилось.

Любчикова доказывала, что в характеристике число обжалованных и отмененных актов по ее решениям и приговорам пусть ненамного, но завышено. Кроме того, она считает, что обвинения в непрофессионализме и неверном применении норм материального и процессуального права – голословны. В подтверждение она указала, что в 7 из 13 отмененных апелляцией решений по гражданским делам был изменен лишь размер взысканной неустойки, концептуально же судебные акты не изменялись.

Кроме того, она в течение часа подробно рассказывала квалифколлегии о каждом из дел, по которому были отмены, практически во всех случаях не соглашаясь с позицией апелляции. Экс-судья считает, что такие решения – пример предвзятого к ней отношения, которое она чувствовала с первых дней своей работы. По словам Любчиковой, на производственных совещаниях ее постоянно унижали, осыпали насмешками, а в протокол попадали лишь ответные реплики, вырванные из контекста. Однажды зампред Бронникова, по словам заявительницы, пыталась оказать на нее давление при рассмотрении гражданского дела по защите прав потребителей, а когда Любчикова на это пожаловалась, руководство суда от нее отмахнулось.

Говорила она и о том, что долгое время работала за двоих судей, исполняя обязанности коллег, которые ушли в отпуск и на повышение – в федеральные судьи. "Всего 2 месяца за эти три года я работала только на своем участке", – говорила она. Вместо 60–100 дел в неделю приходилось рассматривать по 140–200 дел, расчищая при этом оставленные предшественниками "авгиевы конюшни": приводя в порядок архивы, списывая дела и выдавая исполнительные листы. При этом она успевала вовремя принимать дела к рассмотрению, рассматривать их, отписывать в срок решения, лишь однажды на три дня задержавшись с вынесением решения по делу. «Я бы и рада повышать свою квалификацию, мне просто времени не хватало», – оправдывалась судья.

Любчикова продолжала утверждать, что не скрывала сведений о привлечении родственников к административной и уголовной ответственности, просто ничего о них не знала. Такая практика, по словам председателя ВС Вячеслава Лебедева – повсеместна, многие судейские кандидатуры отклоняются из-за того, что претенденты на должность по незнанию или по ошибке указывают неверные сведения об имуществе своих родных, их судимостях, административных штрафах и так далее. "Поручите своим близким родственникам заполнять анкеты, принудительно мы с этим ничего не можем сделать", – посоветовал Лебедев на июньском совещании председателей Советов судей РФ (см. "Лебедев предложил заполнять анкеты судей на переназначение их родственникам").

Председатель саратовской ККС Татьяна Васильева, судья Саратовского областного суда, объяснила, что, отказывая в рекомендации, коллегия исходила не только из характеристики, с которой, между прочим, был полностью согласен и председатель Ленинского райсуда Валерий Великанов. Качество работы у Любчиковой и вправду хуже, чем у остальных мировых судей. Так, например, по уголовным делам в 2015 году устояли только 98% ее приговоров, тогда как в среднем по области этот показатель составляет 98,8%. Говорила она и о том, что в области действительно не хватает мировых судей, в связи с чем остальные замещают вакантные должности по утвержденному графику, который равномерно распределяет нагрузку. Факты давления со стороны руководства, о которых говорила бывшая судья, ККС сочла недоказанными, а доводы о том, что она не знала о привлечении близких родственников к ответственности – неубедительными. "Первый трехлетний срок мирового судьи, по сути, является испытательным. На следующий срок рекомендуют претендентов, обладающих определенным набором профессиональных, моральных, этических качеств, которыми Любчикова не обладает", – резюмировала Васильева. ВККС после получасового совещания оставила жалобу без удовлетворения.

Можно ли стать судьей, если сестра живет в Испании?

ККС Тверской области 16 мая этого года решала, кто из семи претендентов получит рекомендации на две судейские должности в АС Тверской области. Ирина Капитонова, 2,5 года проработавшая в том же суде помощником предсостава, одобрения квалифколлегии не получила. Основанием для отказа стало то, что сестра претендентки, не отказываясь от подданства РФ, в 2000 году получила гражданство Испании, а в 2005-м переехала туда на постоянное место жительства. Квалифколлегия указала, что из-за этого Капитонова не может претендовать на должность федерального судьи, в ведомстве которого могут оказаться дела, представляющие государственную тайну.

Та обратилась в ВККС с жалобой, в которой просила не отменить решение, но признать отказ в рекомендации на должность неправомерным, ведь в ст. 4 закона о статусе судей (требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи) нет такого основания для нерекомендации на должность, как наличие родственника-иностранца. Председатель ККС, судья Тверского областного суда Ольга Аксенова согласилась, что прямо в законе это не прописано. "Но нет там и таких оснований, как конфликт интересов или наличие судимости у близких родственников, однако рекомендации такой кандидат тоже не получит", – озвучила она сложившуюся практику. Между тем на семинаре-совещании председателей Советов судей РФ, который состоялся в конце июня, Александр Червоткин, заместитель председателя Совета судей, судья ВС, говорил о том, что такой метод отбора на судейские должности должен уйти в прошлое. "Если у кандидата на должность судьи безупречная репутация, то судимость супруга или родственников не должна быть помехой для его назначения", – озвучил он (см. "Совет судей определил главные проблемы судейского сообщества").

Читайте также:  Пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями

Довод о том, что она не сможет рассматривать дела с допуском к гостайне, Капитонова назвала предположительным и немотивированным. Так, например, за 2,5 года, что она проработала помощником судьи, ни одного такого дела к ней не поступало. Кроме того, по мнению Капитоновой, законодательством предусмотрен механизм самоотвода судей от дел, представляющих гостайну, поскольку существует закон "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации", которым предусмотрены надбавки служителям Фемиды, рассматривающим такие дела. "Следовательно, судья может при необходимости от них отказаться", – считает заявительница.

Она еще раз пояснила коллегии, что подала жалобу не для того, чтобы отменить решение, которым на вакантные должности были рекомендованы другие достойные кандидаты. "Моя сестра не вернется из-за рубежа, а для меня такое решение – приговор, точка в судейской карьере, поэтому я его и оспариваю, – призналась заявительница. – Я хочу понять свои перспективы на будущее, хочу, чтобы при участии в новом конкурсе эта же причина не стала основанием для повторного отказа в рекомендации".

Аксенова сказала, что принятое решение ни в коем случае не является дискриминационным, а в действиях претендентки и ее сестры квалифколлегия не усмотрела ничего незаконного. "Просто мы выбрали тех кандидатов, у которых не было той. проблемы, что у Капитоновой", – пояснила она. При этом председатель ККС согласилась, что служебные характеристики у Капитоновой – отличные, и претензий к ее работе никогда не возникало. "Мы знаем Ирину Алексеевну как хорошего юриста, считаю, что прекрасное решение вопроса – участие в конкурсе на замещение должности мирового судьи", – посоветовала она.

Обсудив ситуацию, ВККС частично удовлетворила жалобу Капитоновой, исключив из текста решения абзац о том, что она не может быть рекомендована на должность федерального судьи, чего та и добивалась.

Конфликт интересов – всегда помеха

Анастасия Каверзина, до апреля этого года занимавшая должность помощника председателя АС Кемеровской области, хотела стать там же судьей, но не получила рекомендации из-за возможного конфликта интересов – близкие родственники женщины и ее мужа занимают руководящие должности в компаниях, которые являются частыми участниками процессов в Кемеровском арбитраже. Каверзина обжаловала это решение в ВККС. При этом и она, и представители квалифколлегии на заседание не явились, попросив рассмотреть дело в их отсутствие.

Заявительница в жалобе указала, что положения закона о статусе судей, Кодекса судейской этики и АПК, в которых говорится о предполагаемом конфликте интересов, направлены на регулирование действий работающих судей и не должны применяться при назначении на должность. Кроме того, ни один из ее родственников не представляет и не представлял в суде интересы организаций, где они работают.

Между тем, согласно данным ПК «САД», только за три месяца 2016 года в Кемеровской АС поступило 24 дела с участием областного управления Росреестра, где работает сестра мужа претендентки и 7 дел с участием организации «Стройсервис», в которой трудится ее отец. И ККС, и председатель суда Суворов посчитали это достаточным основанием для отказа, поскольку потенциальный конфликт интересов – налицо. ВККС, по-видимому, с ними согласилась и не стала отменять решение, принятое квалифколлегией.

Отказов в рекомендации не было

Всего о назначении на должности в региональные суды общей юрисдикции просили 11 кандидатов, рекомендации получили пять претендентов, трое отозвали свои заявления, кандидатуры еще троих претендентов ВККС рассмотрит на следующей сессии в сентябре.

Евгений Мартынов с 2009 года является председателем суда Ненецкого автономного округа. Около года назад он получил переназначение, но обратился в ВККС с просьбой рекомендовать его председателем в Архангельский областной суд, где работал зампредом в 2007–2009 годах. Нынешний глава архангельской апелляции Михаил Аверин, занимающий эту должность с 1994 года, в ноябре текущего года будет вынужден уйти в отставку по достижении предельного возраста пребывания в должности судьи – 70 лет. Кандидатуру Мартынова ВККС впервые рассматривала 14 июня. На заседании выяснилось, что дочь судьи работает в прокуратуре, хоть и находится сейчас в декретном отпуске, а его жена, до ухода на пенсию также занимавшая прокурорскую должность, дважды бесплатно представляла в судах интересы своих знакомых, у которых не было средств, чтобы нанять представителя. А в 2012 году на председателя пожаловалась его предшественница, указавшая, что тот получил компенсацию за наем жилья в завышенном размере. Высшая квалифколлегия отложила рассмотрение кандидатуры Мартынова, чтобы разобраться со всеми спорными обстоятельствами (см. "ВККС рекомендовала четырех кандидатов на руководящие посты в региональные суды"). Между тем 14 июня в тот же день, когда ВККС отложила решение вопроса о его рекомендации, Путин наградил судью орденом "За заслуги перед Отечеством" II степени. На сегодняшнем заседании Мартынов представил документы, доказывающие, что его супруга расторгла все договоры на оказание представительских услуг, а также справку о том, что он вернул все излишне выплаченные "квартирные" средства. Это же подтвердил и докладчик. ВС поддержал кандидатуру Мартынова, и после недолгого совещания Высшая квалифколлегия большинством голосов рекомендовала его на председательский пост.

В мае ВККС отложила рассмотрение заявления Валерия Ондар, судьи ВС Республики Тыва, желающего занять должность зампреда. Жена судьи ранее работала в управлении Федерального казначейства Республики Тыва, и в 2014 году, уже после принятия Кодекса судейской этики, он рассматривал дела с участием этой организации. Чтобы исключить конфликт интересов, коллегия решила провести дополнительную проверку. Дополнительно удалось выяснить, что одна из сестер претендента работает начальником отдела расчетов Верховного Хурала Тывы, а вторая – в Министерстве финансов. Еще трое его родственников оказались участниками или учредителями различных обществ и кооперативов. Всего судья рассмотрел 10 дел с участием организаций, к которым так или иначе относятся его близкие. Несмотря на это, республиканский Совет судей и ККС не нашли конфликта интересов и поддержали кандидатуру Ондар. ВККС также не увидела препятствий для получения им рекомендации.

Рекомендацию на должность зампреда ВС Чувашской республики получил Павел Васильев, судья того же суда. Вероятнее всего, он планирует сменить на этом посту Николая Филиппова, срок полномочий которого истекает в августе (в четверг, 14 июля, ВККС рассмотрит заявление Филиппова, который претендует на председательское кресло в АС Республики Марий Эл). Претензия к кандидату была лишь одна: его несовершеннолетнего сына привлекли к административной ответственности за появление в общественном месте в нетрезвом виде. Судья заверил, что штраф он заплатил, а сын – выпускник кадетского училища – взялся за ум и сейчас поступает в один из военных вузов Москвы.

Олег Ракшов, председатель Центрального районного суда Красноярска, претендовал на должность заместителя председателя Красноярского крайсуда. Ракшов, судейский стаж которого составляет 12 лет, занимает председательское кресло в райсуде с 2008 года, а в начале прошлого года был переназначен на второй срок. Членов ВККС снова заинтересовала возможность возникновения конфликта интересов, поскольку его супруга работает в Енисейском речном пароходстве, а сестра – главный инспектор Красноярской таможни. Судья ответил, что ни одна из его родственниц интересы организаций, в которых работают, в судах не представляют, а рассматривать дела с участием их работодателей он скорее всего не будет, поскольку возглавит Коллегию по административным делам, и получил рекомендацию.

Андрей Школин, уже занимавший пост зампреда суда Ямало-Ненецкого автономного округа, просил о переназначении. Росфинмониторинг представил в ВККС сведения о совершении судьей в 2014 году валютных операций – покупке долларов и евро на 1 млн руб. Судья объяснил, что они с супругой накопили эту сумму, чтобы купить квартиру дочери-студентке. Продавец просил заплатить в валюте, для чего он и произвел обмен денежных средств. "Ваша дочь живет и прописана в Челябинске, а квартира находится в Кургане. Зачем ей жилье в другом городе?" – заинтересовался один из членов коллегии. Школин ответил, что после окончания медицинского вуза девушка намерена жить и работать в своем родном городе – Кургане, так что жилплощадь куплена "на вырост". Еще один вопрос касался "информации из компетентных органов", сообщивших ВККС, что судья якобы является собственником "Тойоты Хайлендер", о которой ничего нет в его анкете. "Не знаю, откуда у них такая информация, – несколько растерянно ответил претендент и тут же заверил коллегию, что такого автомобиля у него никогда не было. – В прошлый раз компетентные органы нашли у меня на счетах $184 000 откуда-то", – рассказал он. Посовещавшись, ВККС рекомендовала Школина в зампреды большинством голосов.

По рекомендации ВС квалифколлегия отложила рассмотрение кандидатуры Ивана Безеги, председателя Кинешемского городского суда Ивановской области, который решил пойти на повышение и просил рекомендовать его на должность заместителя председателя Ивановского областного суда. Во-первых, жена претендента работает в отделе землепользования администрации города Иванова и принимает участие в спорах по земельным вопросам в судах. Во-вторых, его брат – гражданин Украины, сейчас проживающий и работающий в Москве, был привлечен к административной ответственности за то, что не был трудоустроен должным образом. ВККС взяла тайм-аут, чтобы дополнительно проверить эту информацию. До следующей сессии отложили и рассмотрение заявлений Андрея Долбнина, судьи Липецкого областного суда, который претендует там же на должность зампреда, и Евгения Соболева, желающего перейти на пост заместителя председателя в Белгородский облсуд. Первый из кандидатов находится в отпуске, а второй просил дать ему время на предоставление дополнительных сведений.

Читайте также:  Коммунальные услуги для юридических лиц

Незадолго до заседания свои заявления отозвали судья ВС Республики Марий Эл Алексей Иванов и судья Тверского облсуда Любовь Мичурина, которые просили рекомендовать их на должности зампредов в свои суды, а также Александр Пушкин, председатель Привокзального районного суда Тулы, претендующий на кресло заместителя председателя Тульского облсуда.

Порочащий проступок как основание ограничения права занимать должность судьи (статья) / // Уголовное право. 2008. № 1. С.

Порочащий поступок как основание

ограничения права занимать должность судьи

Верховного Суда Республики Хакасия

юридических наук, профессор,

Власть, в том числе и судебная, является одновременно объектом усиленной охраны и источником повышенной опасности. Следовательно, к лицам, которые допускаются к «обслуживанию» власти должны предъявляться особые требования[1]. Очевидно, из этих соображений исходил законодатель, сформулировавший в ст. 119 Конституции Российской Федерации правила безопасности: «Судьями могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности не менее пяти лет. Федеральным законом могут быть установлены дополнительные требования к судьям судов Российской Федерации».

В настоящей статье речь пойдет о таком дополнительном требовании к судье как отсутствие у него порочащего прошлого. Практика исходит из того, что совершение претендентом на должность судьи преступления или иного общественно опасного деяния является безусловным основанием для отказа в рекомендации или назначении на должность судьи, а также прекращения его полномочий.

Как известно, право равного доступа к государственной службе является одним из важнейших конституционных прав (п. 4 ст. 32 Конституции РФ) и, следовательно, в соответствии с п. 3 ст. 55 Конституции подобное ограничение должно быть предусмотрено федеральным законом.

Однако прямого запрета занимать должность судьи для лиц с криминальным прошлым в настоящее время нет ни в одном федеральном законе. Это выглядит, по меньшей мере, странно. Почему законодатель упустил такую важную деталь? Ведь, например, в п. 2 ст. 3 Закона «О присяжных заседателях Федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» имеется прямое указание на то, что присяжными заседателями и кандидатами в присяжные заседатели не могут быть лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость, признанные судом недееспособными или ограниченные судом в дееспособности, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств.

Если в прежней редакции Закона «О статусе судей РФ» было указано, что судьей может быть гражданин Российской Федерации, достигший 25 лет, имеющий высшее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет, не совершивший порочащих его поступков, сдавший квалификационный экзамен и получивший рекомендацию квалификационной коллегии судей, то в нынешней редакции нет даже упоминания о порочащих поступках. Может быть, законодатель решил отказаться от расплывчатого и неюридического и слишком оценочного термина «порочащий поступок». Но почему тогда этот подход сохранен по отношению к представителям общественности в квалификационных коллегиях судей? Согласно п. 8 ст. 11 Закона «Об органах судейского сообщества в РФ» представителями общественности и представителями Президента Российской Федерации в квалификационных коллегиях судей могут быть граждане Российской Федерации, не совершившие порочащих их поступков.

Наличие ограничения на должность судьи для лиц, имеющих криминальное прошлое косвенно просматривается в положениях, регламентирующих порядок проверки кандидатов на должность судьи. В соответствии с п. 7 ст. 5 Закона «О статусе судей РФ» Квалификационная коллегия судей организует проверку достоверности документов и сведений, предоставляемых кандидатом. В п. 6 ст. 5 вышеуказанного закона говорится о том, что в анкете, которую заполняет кандидат на должность судьи, он должен указать наличие судимости, если таковая имеется. А как быть претенденту, если он привлекался к уголовной ответственности, но до судимости дело не дошло? Или судимость снята или погашена?

Квалификационная коллегия судей вправе обратиться с требованием о проверке достоверности представленных ей документов и сведений в соответствующие органы, которые обязаны сообщить о результатах проверки в установленный коллегией срок, но не позднее чем через два месяца со дня поступления указанного требования. Согласно п. 4 ст. 19 Закона «Об органах судейского сообщества в РФ» Квалификационная коллегия судей организует проверку достоверности биографических и иных сведений, представленных кандидатами на вакантные должности.

Квалификационная коллегия направляет запрос в соответствующие органы (исчерпывающего перечня которых нет), истребует характеристику претендента за время работы по юридической профессии, при необходимости должностные инструкции по занимаемым должностям, требующим юридического образования, сведения из ГИАЦ МВД России об отсутствии судимости у него и его близких родственников, а также сведения об отсутствии обстоятельств, препятствующих назначению на должность судьи.

Детализация этих требований осуществляется в совместном Приказе Судебного Департамента при Верховном суде РФ и МВД РФ от 01.01.01 г. «О порядке исполнения запросов судебного Департамента при Верховном суде РФ» по реализации положений ст. 5 Закона РФ «О статусе судей в РФ» от 01.01.01 г. В соответствии с этим приказом в ГИАЦ МВД РФ, МВД, УВД субъектов РФ подаются запросы о наличии (отсутствии) сведений о судимостях и совершенных административных правонарушениях:

– кандидатов в федеральные, мировые судьи

– руководящих работников системы судебного департамента;

– супруга, супруги, детей, отца матери, родных братьев и родных сестер кандидата и его супруги.

Таким образом, здесь оговорен и круг близких родственников, о которых также в законах ничего не сказано, но которые проверяются на наличие у них криминального прошлого наряду с кандидатом.

В письме председателям квалификационных коллегий от 01.01.01 г. № ВКК-ин 1278/06 Председатель Высшей квалификационной коллегии судей РФ разъяснил, что «судимость близких родственников сама по себе не является безусловным препятствием для рекомендации кандидата на должность судьи (председателя, заместителя председателя суда); факт судимости должен оцениваться с учетом конкретных данных о личности кандидата, виде и степени родства (свойства) составе преступления и иных обстоятельств, имеющих значение для вывода о том, не повлечет ли назначение данного кандидата умаления авторитета судебной власти».

Однако неясными остаются вопросы: как следует поступать, если, например один из близких родственников совершил преступление во время пребывания судьи на должности и осуществления полномочий? Стоит ли учитывать информацию об административных правонарушениях? Если да, то учитывать ли их количественные и качественные характеристики? Является ли, например, расторжение брака порочащим поступком? А пять разводов? На все эти вопросы невозможно найти ответ ни в одном нормативном акте. На практике окончательное решение остается на усмотрение квалификационной коллегии судей. Квалификационная коллегия определяет степень тяжести совершенного проступка. В каждом конкретном случае индивидуально в отношении кандидата рассматривается вопрос, являются или являлись ли действия кандидата порочащими и умаляющими авторитет судебной власти. Как правило, более порочащим является не совершение преступления кандидатом (например, если преступление совершено до достижения лицом возраста уголовной ответственности), а сокрытие этой информации. Это относится и к сокрытию сведений о других правонарушениях, порочащих поступках, судимостях близких родственников и т. д.

Таким образом, можно констатировать, что в федеральном законе отсутствует прямой запрет на занятие должности судьи для лиц, имеющих криминальное прошлое, и тем более для лиц, совершавших в прошлом иные правонарушения, а также лиц, у которых судимы близкие родственники и супруги. Отказ по этому основанию в рекомендации или назначении на должность судьи противоречит п. 3 с. 55 Конституции Российской Федерации.

Нередко в квалификационные коллегии предоставляются сведения о правонарушениях претендентов, сроки наложения взысканий за которые истекли десятки лет назад. При проверках выясняется, что предоставленная информация не соответствует действительности, и протоколы в стародавние времена составлялись «для галочки». Бывает, что «следы» якобы совершенного правонарушения сохранились только в компьютере, а письменного протоколов и постановлений нет. Порядок, сроки хранения подобной информации и ответственность за предоставление недостоверной информации в законодательстве не определены.

В этой связи нам представляется правильным:

Внести изменения в ст. 4 (требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи) «Закона о статусе судей» и сформулировать п. 1 в следующей редакции: «Судьей может быть гражданин Российской Федерации, имеющий высшее юридическое образование, не совершавший общественно-опасное деяние, предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса Российской Федерации или иных порочащих поступков, порочащих и умаляющих авторитет судебной власти…».

После всестороннего обсуждения нужно закрепить в законе перечень тех порочащих проступков, за совершение которых действующий судья должен быть отстранен от должности, а кандидат не допущен к ней. К таким проступкам, как минимум, следует отнести: совершение кандидатом преступления или общественно опасного деяния, за которое он был осужден или освобожден от уголовной ответственности или наказания по нереабилитирующим основаниям; сокрытие информации о наличии у кандидата и его близких родственников судимости или фактов совершения ими общественно опасного деяния. Решение вопроса в отношении кандидатов привлекавшихся к ответственности за иные правонарушения можно оставить на усмотрение квалификационной коллегии судей.

Поскольку сведения о совершении преступлений и правонарушений относятся к персональным данным, было бы правильным урегулировать порядок их сбора, хранения и выдачи, а также ответственность за злоупотребления в этой сфере не в ведомственных нормативных актах, а в федеральном законодательстве.

[1] Подробнее см.: , Кылина безопасности для охраны власти и защиты от нее / Юрид. ин-т КрасГУ. – Красноярск: РУМЦ ЮО, 2006. С. 19 – 40.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector