Уголовное дело в отношении арбитражного управляющего

Уголовное дело в отношении арбитражного управляющего

Арбитражные управляющие сегодня проведут в Торгово-промышленной палате съезд, на котором попытаются построить диалог с представителями власти. Открыто обратиться к правительству, Госдуме и Совфеду их вынудила критическая ситуация: из-за законодательно затянутых "гаек" доходы не покрывают рисков профессии, и многие из нее просто уходят. Вскоре заниматься банкротством станет некому, прогнозируют управляющие. Михаил Василега (МВ), председатель Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих (ОРПАУ), и Максим Лагода (МЛ), руководитель СРО АУ "Стратегия", рассказали, что не устраивает арбитражное сообщество.

Чем недовольны управляющие

МЛ: Проблемы начались в последние год-полтора. В декабре 2015-го ввели закон № 391-ФЗ (см. "Арбитражным управляющим – кнут, нотариусам – пряник: что изменит новый закон"), который позволил дисквалифицировать арбитражных управляющих даже за технические ошибки, он устоялся и сейчас активно применяется. Еще одна негативная практика связана с тем, что налоговые органы стали "креативить": раньше они контролировали работу управляющих, а сейчас взыскивают с них убытки по любому поводу.

МВ: Есть несколько основных факторов, которые не устраивают арбитражных управляющих. Они не понимают, зачем власть так делает и как в таких условиях работать.

Дисквалифицировать могут за описку

МВ: Сейчас арбитражного управляющего могут дисквалифицировать за техническую ошибку, например опечатку, даже если она не нанесла никакого ущерба. После этого он должен в течение месяца добровольно выйти из саморегулируемой организации (СРО), в которой состоит, и уйти изо всех своих банкротных процедур. Если же управляющий этого не сделает, его исключат из СРО, и он в течение трех лет не сможет вернуться к работе, а по истечении этого времени – только заново пройдя обучение.

Это решение можно обжаловать, но и тут есть подводные камни: после того как оно вступит в силу в апелляции, остается все тот же месяц для того, чтобы уйти. А когда кассация такое решение отменяет, приходится заново вступать в СРО и платить взнос в 200 000 руб. в компенсационный фонд.

У нас очень сложно отстранить управляющего при рассмотрении дела о банкротстве в суде, но "убрать" его через дисквалификацию за ошибку, даже допущенную в ином деле, проще простого.

МЛ: Иногда мы пользуемся услугами привлеченных специалистов, и ошибку могут допустить они, но дисквалифицируют все равно арбитражного управляющего. Я не имею в виду, конечно, глобальные нарушения, когда ты пользуешься конкурсной массой как собственным кошельком, за это нужно наказывать.

Куда ни пойдешь, везде убытки

МЛ: Убытки – это основное зло, которое есть в нашей профессии. На арбитражного управляющего сейчас возложено множество обязанностей, и любое их нарушение ведет к искам о возмещении убытков. Причем суммы взыскивают по номиналу.

То есть если предприятие-банкрот вывело, скажем, 100 млн руб. через обналичивающую фирму за год до начала процедуры банкротства, и управляющий не оспорил эту сделку в суде, мера его ответственности – всегда номинал, эти самые 100 млн. И это при том, что первичной документации (договоров купли-продажи, оказания услуг и пр.), на основании которой выводились средства, в 80% случаев на предприятии нет. За ее непередачу руководству предприятия тоже грозит ответственность по номиналу, но обычно они к этому готовы – у них нет ни имущества, ни страховки или компенсационного фонда, за счет которых можно было бы взыскать эту сумму. Мы можем взять выписку из банка и обнаружить списание средств, но как оспаривать сделки, документов по которым нет?

В качестве примера можно привести громкое уральское дело в отношении Петра Подпорина. Он был назначен арбитражным управляющим в рамках признания банкротом ЗАО "Редом" по заявлению ФНС (дело № А60-52059/2011) и не оспорил списание средств со счета должника, как раз из-за отсутствия первичных документов, хотя, по мнению суда, должен был каким-то образом это сделать. В результате с него за незаконное бездействие взыскали порядка 1,3 млрд руб. и наложили арест на имущество.

Есть и другая сторона той же проблемы. Сейчас суды освоили практику взыскания судебных издержек по необоснованно поданным искам. Допустим, управляющий нашел всех контрагентов, через которых выводились средства, а их могут быть сотни, и к каждому подал иск. Сто исков, из них 99 проиграно, поскольку нет первичных документов, и по каждому ответчики требуют возместить издержки. Получается, что как бы ни поступил управляющий, он все равно будет вынужден платить.

Почему так происходит? У назначенного управляющего есть страховка на 10 млн руб. и за ним стоит СРО с компенсационным фондом, из которого можно взять еще 5 млн руб. И я убежден, что налоговый орган на сегодняшний день воспринимает арбитражного управляющего и эти компенсационные механизмы как некий источник поступлений в бюджет, ни больше, ни меньше. Так же сегодня к нам относятся и многие кредиторы.

МВ: Стоит понимать, что средства, которые выплатят страховая компания и комфонд, могут взыскать и чаще всего взыскивают в регрессном порядке. Поэтому когда сумма не миллиардная, а "приземленная", проще заплатить самостоятельно, чем пользоваться механизмом страхования или компенсации.

Поэтому мы постоянно ходим по минному полю. Только наша профессия еще опаснее, чем у саперов, потому что у них защиты больше. И случаи, когда приходится выбирать, где придется платить меньше, возникают постоянно. Вот, например, решило собрание кредиторов продать дебиторскую задолженность. Управляющий ее оценивает, выставляет на торги и продает, а покупатель успешно взыскивает долг и получает прибыль. Тут в дело снова может вмешаться ФНС и потребовать от управляющего возместить разницу между стоимостью задолженности и суммой взыскания. А если бы он пошел взыскивать ее сам и проиграл, претензии возникли бы по поводу того, почему не выполняются решения собрания кредиторов, у меня была такая ситуация.

Читайте также:  Справка о составе семьи где взять новосибирск

Уголовные дела

МВ: Все чаще арбитражных управляющих привлекают к уголовной ответственности. На прошлой неделе в Калуге вступил в силу такой приговор по ст. 160 УК – за нарушение очередности при платежах. В Карачаево-Черкесии арбитражного управляющего, вместе с руководством предприятия, судили за преднамеренное банкротство, как пособника.

МЛ: В последнее время прокуратура возбуждает в отношении управляющих дела по ст. 145.1 – из-за невыплаты заработной платы. Основная наша цель – проанализировать, проинвентаризировать и продать, а на вырученные деньги выплатить долги – это дух и суть закона. А у прокуратуры все просто: есть долги по зарплате и нет денег, на них давят местные власти, и они приходят с этим к управляющим.

Законодательство меняют, не спросив заинтересованных лиц

МВ: Мнение арбитражного сообщества при разработке законодательства не учитывается. Особенно явно это было видно при Госдуме шестого созыва, когда законы неожиданно сваливались на голову, как тот же самый 391-ФЗ. Но реформировать законодательство о банкротстве, не спрашивая мнения тех, кто должен будет его исполнять – это все равно, что проводить реформу здравоохранения, не подключая к этому врачей.

Например, так был принят закон о банкротстве физлиц, который сейчас не может исполняться должным образом. Его согласовали с Минэкономразвития, налоговой, банками. но не с нами. В результате граждане не хотят банкротиться, а управляющие не хотят их банкротить. Государство же реагирует репрессивными мерами.

Чего хотят управляющие

МЛ: К сожалению, очень сложно заставить власть к нам прислушаться, поскольку мы для них – небольшой электорат. Нас всего 10 000, а вместе с семьями, которых тоже можно отнести к заинтересованным лицам, около 100 000 человек. Но если провести анализ судебных актов экономколлегии Верховного суда, то можно обратить внимание, что 90% резонансных дел – это дела о банкротстве. Такой процент дел говорит о важности того, чем мы занимаемся, для экономики страны.

Сейчас нас не слышат, но мы хотим переломить ситуацию любыми доступными способами. Чем чаще мы будем создавать информационные поводы, чтобы на нас обратили внимание, тем быстрее, нам, возможно, это удастся. Съезд, организованный активистами, которые надеются посадить власть за стол переговоров, – очередная капля, которая рано или поздно подточит этот камень.

МВ: Организаторы съезда надеются, что представители министерств, депутаты Госдумы, сенаторы, которые придут на съезд, их услышат. Если этого не произойдет, резолюция будет направлена президенту.

Чем все может кончиться

МВ: Если проблемы не получится решить, это приведет к тому, что наша уникальная профессия будет ликвидирована. Часть наших полномочий уже отдают АСВ, но на сопровождение процедуры банкротства одного банка оно тратит больше, чем все арбитражные управляющие в России за год. Вводят упрощенную процедуру для физлиц, без арбитражных управляющих. К чему это приведет, остается только предполагать.

МЛ: Совокупность проблем приводит к тому, что профессионалы уходят. Какая бы "морковка" (читай – процент от удовлетворенных требований) не висела перед управляющим в конце, умный поймет, что шансы добежать до нее уменьшаются с каждым днем осуществления полномочий. Когда за малейший промах грозят репрессии, это становится просто опасным, а вознаграждение не оправдывает рисков.

Уголовное дело заведено в отношении бывшего арбитражного управляющего Саратовского авиазавода Игоря Скляра. Его обвиняют в превышении должностных полномочий и хищении имущества вверенного предприятия.

Саратовский авиазавод банкротился с 2007 года, тогда Скляр был назначен сначала внешним, а после конкурсным управляющим. За время работы над оздоровлением он так и не представил план выхода из сложной финансовой ситуации, а в суде заявил, что завод более функционировать не сможет. В ходе реализации имущества, ни кредиторы, ни работники не могли отследить течение денежных потоков и продажу собственности завода. Федеральная налоговая служба и другие гос. органы пытались вмешаться в ситуацию, однако? несмотря на все доводы и нарушения арбитражника, от исполнения обязанностей его так и не отстранили.

В ходе расследования выяснилось, что процедуру несостоятельности авиазавода Скляр «проводил» совместно с его бывшим руководителем Олегом Фоминым. Последний возглавлял СРО, в котором числился арбитражник. Управляющий в паре с директором представляли на заводе интересы и кредитора и должника одновременно.

По мнению следствия, такое сотрудничество привело к огромному количеству нарушений. Заниженная стоимость конкурсной массы, несуществующие сделки, которые увеличили задолженность компании, вывод активов. И это лишь часть действий управляющего, отраженная в материалах уголовного дела. В итоге, по результатам несостоятельности авиазавод, имеющий выручку около миллиарда в год? оказался не способен покрыть 330 миллионов задолженности перед кредиторами.

Читайте также:  Преимущества кредитной карты тинькофф

В 2011-ом Скляр занимался банкротством акционерного общества «Аэродром Южный». В этой несостоятельности управляющий продал 250 га территории за 1,22 млн. руб. При этом площадь приобрела организация, связанная с самим арбитражником. На отстранение Скляра в тот момент у налоговиков ушло несколько лет.

Теперь во всех действия арбитражного управляющего разбираются следственные органы.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 16 января 2018 г. N 9-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ОБЩЕСТВА

С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "КОММЕРЧЕСКИЙ БАНК

"БУМ-БАНК" НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД

ПУНКТОМ 1 СТАТЬИ 145 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

"О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи А.Н. Кокотова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы ООО "Коммерческий банк "БУМ-БАНК",

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО "Коммерческий банк "БУМ-БАНК" оспаривает конституционность пункта 1 статьи 145 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", согласно которому конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего: на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей; в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов; в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим; на основании ходатайства саморегулируемой организации арбитражных управляющих в случае исключения арбитражного управляющего из саморегулируемой организации в связи с нарушением арбитражным управляющим условий членства в саморегулируемой организации, нарушения арбитражным управляющим требований данного Федерального закона, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, федеральных стандартов, стандартов и правил профессиональной деятельности; на основании ходатайства саморегулируемой организации арбитражных управляющих в случае применения к арбитражному управляющему административного наказания в виде дисквалификации за совершение административного правонарушения (абзацы первый – шестой); одновременно с отстранением конкурсного управляющего суд утверждает нового конкурсного управляющего в порядке, установленном пунктом 1 статьи 127 данного Федерального закона (абзац седьмой).

Как следует из представленных материалов, решением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 28 мая 2014 года ООО "Карпак-Н" было признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, а конкурсным управляющим утверждена гражданка Г. Определением того же арбитражного суда от 26 февраля 2015 года дело о банкротстве по ходатайству кредитора – ООО "Коммерческий банк "БУМ-БАНК" было приостановлено до вступления в законную силу приговора Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики по уголовному делу, возбужденному в отношении руководителя ООО "Карпак-Н" и руководителей его учредителей по признакам преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 159 УК Российской Федерации.

Кроме того, на основании части пятой статьи 33 и статьи 196 УК Российской Федерации было возбуждено уголовное дело в отношении Г. – конкурсного управляющего ООО "Карпак-Н" по факту ее пособничества в преднамеренном банкротстве указанного общества. В рамках данного уголовного дела Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики, придя к выводу о том, что Г., используя предоставленные ей полномочия, может предпринять меры по преднамеренному банкротству должника, постановлением от 17 апреля 2015 года удовлетворил ходатайство начальника отдела Следственного управления Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике о ее временном отстранении от должности конкурсного управляющего ООО "Карпак-Н" в соответствии со статьей 114 УПК Российской Федерации. Это постановление было оставлено в данной части без изменения апелляционным постановлением Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 2 июня 2015 года.

Определением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 3 августа 2015 года, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 ноября 2015 года, с учетом выводов, содержащихся в постановлении суда общей юрисдикции, вынесенном по уголовному делу, было удовлетворено заявление ООО "Коммерческий банк "БУМ-БАНК", признанного потерпевшим по указанному уголовному делу и являющегося кредитором ООО "Карпак-Н", об отстранении Г. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО "Карпак-Н". Однако постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 февраля 2016 года указанные судебные акты были отменены по процессуальным основаниям, а соответствующее дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении данного дела суды всех инстанций пришли к выводу об отсутствии со стороны конкурсного управляющего ООО "Карпак-Н" существенных нарушений норм Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и отклонили ссылку ООО "Коммерческий банк "БУМ-БАНК" на постановление Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 17 апреля 2015 года, поскольку временное отстранение Г. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника на период предварительного расследования, по смыслу статьи 145 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", не свидетельствует о наличии безусловных оснований для отстранения ее от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника и не исключает необходимости установления обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 145 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (определение Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 17 июня 2016 года, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2016 года, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14 ноября 2016 года, определение Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2017 года).

Читайте также:  Постановление правительства о миграционной карте

Арбитражные суды также подчеркнули, что постановление суда общей юрисдикции о временном отстранении конкурсного управляющего от исполнения обязанностей должно быть рассмотрено арбитражным судом не как основание к ее отстранению от должности, а как одно из доказательств, которому необходимо дать оценку в силу особенностей Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

По мнению заявителя, пункт 1 статьи 145 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" не соответствует статьям 52 и 118 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, полномочие по отстранению в деле о банкротстве конкурсного управляющего должника от исполнения обязанностей конкурсного управляющего он предоставляет лишь арбитражному суду, устанавливает исчерпывающий перечень оснований его отстранения, не включая в него такое основание, как вступление в силу решения суда общей юрисдикции о временном отстранении конкурсного управляющего от исполнения обязанностей, а также предоставляет право конкурсному управляющему должника, временно отстраненному от исполнения обязанностей в порядке статьи 114 УПК Российской Федерации, участвовать в судебных заседаниях по делу о банкротстве должника.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Предназначение Конституционного Суда Российской Федерации как судебного органа конституционного контроля и его полномочия по рассмотрению жалоб граждан на нарушение их конституционных прав и свобод, как они определены Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации", предполагают необходимость конституционного судопроизводства в случаях, если без признания оспариваемого закона неконституционным нарушенные права и свободы гражданина не могут быть восстановлены. Если же права заявителя могут быть защищены вне зависимости от признания оспариваемого закона не соответствующим Конституции Российской Федерации, поставленный им вопрос не подлежит разрешению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 января 1998 года N 34-О, от 10 ноября 2002 года N 281-О, от 18 декабря 2008 года N 1093-О, от 17 января 2012 года N 148-О-О и от 6 ноября 2014 года N 2478-О).

Нарушение своих конституционных прав заявитель связывает с судебным применением оспариваемого им законоположения, позволившего арбитражным судам в делах с его участием отказать в отстранении от должности конкурсного управляющего, который решением суда общей юрисдикции в порядке статьи 114 УПК Российской Федерации ранее был временно отстранен от указанной должности.

Вместе с тем, как это следует из материалов дела о банкротстве, в январе 2017 года гражданка Г. обратилась в Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики с заявлением об освобождении ее от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО "Карпак-Н", и определением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 15 марта 2017 года данное заявление было удовлетворено.

Позднее одним из конкурсных кредиторов ООО "Карпак-Н" в арбитражный суд был направлен протокол собрания кредиторов должника от 7 апреля 2017 года, согласно которому большинством голосов принято решение заново представить для утверждения конкурсным управляющим должника гражданку Г., и приложено ее письменное согласие. При рассмотрении в судебном заседании данного вопроса представитель ООО "Коммерческий банк "БУМ-БАНК" возражал против ее утверждения. Более того, в утверждении Г. конкурсным управляющим ООО "Карпак-Н" было отказано определением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 19 мая 2017 года, оставленным без изменения постановлениями Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 июля 2017 года и Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29 сентября 2017 года. При этом суды всех инстанций сочли, что наличие возбужденного в отношении нее уголовного дела и ее временное отстранение от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника по решению суда общей юрисдикции является достаточным основанием для отказа в ее утверждении конкурсным управляющим.

Таким образом, права заявителя были защищены в результате принятия судами соответствующих решений, а значит, его жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации не может быть признана допустимой.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Коммерческий банк "БУМ-БАНК", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector